Александр Розов (alex_rozoff) wrote,
Александр Розов
alex_rozoff

Category:

О "цифровом бессмертии". Прежде оцифровки личности, надо определиться в оценках.

Цифровое бессмертие, оцифровка личности, перенос сознания - обо всем этом написаны терабайты беллетристики, и некоторое количество КАК БЫ серьезных научно-популярных статей. В статьях - много умных слов об искусственном интеллекте, о моделировании нейронных сетей, об интерфейсах мозг-компьютер... Но ничего об оценке результата переноса сознания. Как мы намерены оценить, перенесено ли сознание клиента в синтетическую копию?
Два фрагмента об этом.

1. Калифорнийский журналист Барри Диллинджер общается с двумя биомедиками.
... - Но, позвольте еще раз задать вопрос: правда ли что вы занялись протезированием мозга?
- Барри, - продолжил Дюбуа, - а что ты называешь протезом мозга?
- Э-э… Как – что? Наверное, это как протез руки, или ноги, или хотя бы зуба…
…Упомянув о протезе зуба, журналист чуть скривился, вспомнив о цене в кабинетах стоматологов-протезистов в США. Доктор Дюбуа повернулся к Винсенту-Винсенту.
- Коллега, может, объяснишь протезирование мозга популярно, для широкого круга.
- Верная идея! - объявил Винсент, - Слушай, Барри! Протез мозга, это простая штука.

Допустим, некто Джек Симпл от чего-то кувырнулся в кому и, хотя медицина через 30 минут запустила его сердце, его мозг уже испортился. Гипоксия: мозг умирает первым. Остальные органы Джека жизнеспособны. Будь в клинике запасной мозг и технология трансплантации, Джек вернулся бы к жизни. Это очень сложный фокус. Несколько раз талантливые нейрохирурги делали это на мышах, на собаках, и даже на людях. Но все результаты неоднозначные. Мало сшить все пути кровотока и трассы нервов. Надо еще исключить иммунное отторжение, но не подавить иммунитет до уровня, когда человек умрет от любой бактерии, завалявшейся в дальнем углу его организма. Избежать такой иммунной дилеммы можно, если запасной мозг будет взят у клона Джека, дальновидно выращенного, и готового к разделке на запчасти…
- Но, - перебил Барри Диллинджер, - ведь клонирование людей запрещено.
- …Черт с ним, что запрещено, - сказал Винсент, - главное, что клонирование пока еще технологически не совсем отработано. А Джеку Симплу нужен новый мозг сейчас.
- И?.. – тревожно спросил журналист, предчувствуя что-то немыслимое и страшное.
Винсент-Винсент взмахнул руками, будто снял воображаемое покрывало с тайны.
- Напрашивается ответ: использовать биологически-нейтральный протез мозга. С ним вообще удобнее работать, чем с биологическим субстратом. Все входы-выходы четко маркированы, а схема проверена на стенде.
...Барри Диллинджер задумался, наверное, на полминуты, и спросил:
- Но ведь в мозгу содержится индивидуальность. А в протезе откуда ей взяться?
- Из интернета, - сказал Винсент, - это ведь протез мозга для рынка США.
- Минутку-минутку, как это из интернета?
- Элементарно. Барри! Представь себе этого Джека Симпла. Про него в интернете есть абсолютно все необходимое. Его биография, фото и видео - на домашней страничке. И список друзей со ссылками на их странички – там же. Досье есть на сервере страховой компании. Психологические анкеты есть на сервере работодателя. И достаточно.
- Нет-нет-нет! - воскликнул репортер, - Человек ведь этим не исчерпывается!
- Что, правда? – иронично переспросил Дюбуа.
- Конечно! Ведь у человека есть свои особенные манеры, даже словечки, стиль…
- Стиль, - сказал Винсент, - на его домашней страничке. Будь у Джека Симпла сложные особенности, такой метод мог бы не сработать, но Джек - массовый потребитель. Джек взаимозаменяем с другим средним американцем из своего слоя и возрастной группы.
- Почему ты так думаешь, Винсент?
- Потому, Барри, что общество загоняло Джека Симпла в рамки стандарта с яслей. И к взрослому возрасту, он загнан. Его жена тоже загнана, и тоже стандартная. А их дети в процессе загона. Общество массового потребления формирует массового потребителя, такого же стандартного, как потребляемый товар. Ты журналист, должен знать это.
Возникла пауза. Пока она длилась, Винсент выдернул лист из бумажного блокнота, и начиркал фломастером короткую фразу. Тут Диллинджер потряс головой, и возразил:
- Но, черт возьми! У человека ведь есть душа!
- С чего ты взял? – поинтересовался Дюбуа.
- Как с чего? Просто… Как же иначе?
- Да, действительно, - сказал Винсент, и протянул репортеру тот самый лист.
Фраза на нем была такая: «Последний стандартный аргумент: у человека есть душа».
- О, черт… - выдохнул Диллинджер, - …Черт, черт, черт…
"Апостол Папуа и другие гуманисты. I. Мидгардсорм"
https://www.proza.ru/2016/09/24/1035

2. Контрразведчик общается с адвокатом-владельцем предприятия виртуальной реальности.
... - Это уже дебри кибер-психологии, - сказал Лейв, закуривая сигарету.
Ян тоже вытащил из пачки сигарету и задумчиво покрутил ее в пальцах.
- ОК. Не будем углубляться в дебри. Вопрос в другом. Способны ли люди, хорошо знавшие оригинал при жизни, определить, что дубль это очень грубая подделка? Я, конечно, имею в виду дубль, построенный по типовому методу.
- Понятно… - Лейв затянулся сигаретой, а потом проводил взглядом облачко дыма, которое, растягиваясь, уплывало к вентилятору, - Ваш вопрос, Ян, имеет множество противоречащих друг другу ответов, но я попробую выбрать тот, который вам будет действительно интересен.
- Я доверяю вашей интуиции, - лаконично ответил контрразведчик.
Ледфилд допил остатки кофе и медленно произнес.
- На эту тему известно несколько десятков очень похожих историй, подтвержденных независимыми свидетельствами. Я изложу самую раннюю из тех, первоисточники по которым я читал. Дело было в южной Франции середине XVI века, в деревне Артига. Простой парень Мартен Герр женился на простой девушке Бертранде Ролс. Они жили вполне обыкновенно, а потом Мартен Герр ушел на войну, и вернулся через 8 лет. По меркам той эпохи – ничего особенного. 4 следующих года Мартен и Бертранда жили обыкновенной жизнью. У них рос сын, родившийся еще до ухода Мартена на войну. Бертранда родила еще двоих дочерей. На ферме все шло своим чередом. Но вдруг, практически случайно, объявился какой-то солдат, сообщивший, что Мартен Герр не настоящий. Как водится, нашлись недоброжелатели, которые потащили парня в суд. Начался длительный опрос свидетелей. Примерно половина утверждала, что парень настоящий Мартен Герр. Среди них: его жена, четыре его сестры, два брата жены и несколько односельчан, знавших Мартена с рождения. Другая половина свидетелей считала, что парень не Мартен Герр. Суд склонялся к первой точке зрения, но вдруг объявился настоящий Мартен Герр, и при сравнении все свидетели его узнали. Лже-Мартен Герр оказался другим простым парнем по имени Арно Тиль. Он был в одном полку с Мартеном, и разузнал кое-какие факты о жене и родичах Мартена, и о других жителях Артига. Арно Тиль был лишь отчасти похож на Мартена Герра, но этого, в сочетании с весьма скромным набором информации, оказалось достаточно, чтобы в течение четырех лет никто, включая близких Мартена, не заподозрил подмены.
- Так, - сказал контрразведчик, - По вашей логике из этого, видимо, должен следовать вывод, что имитация чужой личности не такое сложное дело, как кажется.
- Совсем не сложное, - подтвердил Ледфилд, - при условии, что у целевой аудитории имеется априорная установка на узнавание. А при противоположной установке, это невыполнимое дело, даже при объективной идентичности оригиналу.
Ян сосредоточенно затушил в пепельнице окурок и предположил:
- Уж не хотите ли вы сказать, что личность человека определяется не какими-либо объективными факторами, а согласованным мнением окружающих?
- В общем, да, - ответил Ледфилд, - Если взять двух людей с более-менее сходными физическими данными, профессиональными и бытовыми навыками, одинаковым мировоззрением и с близким уровнем интеллекта, то их различия окажутся очень незначительными. А расхожее утверждение об уникальности каждой человеческой личности, это антинаучная мистика. Если вы сравните себя двадцатилетнего и себя сегодняшнего, то много ли найдется общего? Зато, вы и какой-нибудь ваш коллега, работающий в похожем стиле, наверняка похожи по множеству общих свойств.
- Значит, - произнес Ян, - личность это нечто мифическое, вроде Лунного Зайца.
- Скорее, номинальное, вроде корпорации, - уточнил Лейв, - Возьмите корпорацию «Apple». Она не имеет ничего общего с тем, чем она была в 70-е годы прошлого века. Другой тип товара, другая концепция работы, все другое. Но для юридических целей удобнее считать, что это та же самая корпорация, только сильно повзрослевшая. С человеком та же история. В эпоху товарно-денежных отношений юридически проще считать его длящейся корпорацией, поэтому социум формирует миф о личности.
- Гм... Поговоришь с вами, адвокатами, и начинает казаться, что все в жизни - обман.
- Да. В этом смысле, Ян, у нас с вами похожие профессии.
Контрразведчик улыбнулся одними уголками губ.
- Чертовски меткий выстрел, Лейв. Но вернемся к дублям. Представим, что некто поставил целью доказать, что никакой киборгизации не было.
- Представил. Что дальше?
- Дальше. Знает ли некто, что бесполезно доказывать неаутентичность подделки?
- Да, - Ледфилд кивнул, - Прецедент Мартена Герра известен многим экспертам.
"Процесс Лунного Зайца"
https://www.proza.ru/2011/04/08/1171

Вот такие у нас дела с оцифровкой личности.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 349 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →