Александр Розов (alex_rozoff) wrote,
Александр Розов
alex_rozoff

Category:

День храмо-ларька.


Вот уже второй раз участвую в многолюдном диспуте на тему о «православных храмах шаговой доступности» (т.е. культовых сооружениях из фанеры, которые МП РПЦ планирует размещать во дворах жилых домов Москвы и Петербурга «для удобства паствы»). Каждый раз появлялись предложения уничтожать эти объекты, если только их начнут строить. Возникали упоминания «коктейля Молотова» и других аналогичных средств разрушения. Заглянув в себя, я обнаружил, что идея бескомпромиссной ликвидации «фанерных храмов» вызывает у меня адекватный порыв, т.е. эмоционально я полностью поддержал бы такой радикальный метод. Но грош мне была бы цена, как рационалисту, если бы я не попытался разобраться в своих мотивах и источниках эмоций.


Чем, по сути отличается такой ларек-церковь от ларька с попсовыми дисками (которые я не слушаю) или ларька с пивом «балтика» (которое я не пью)? Конечно, я возражал бы против установки таких объектов, но никогда не поддержал бы их экстремального уничтожения.

Может быть дело в том, что храмоларек – это культовое, религиозное сооружение? Да нет, не в этом. Я достаточно индифферентно отношусь к религии, хотя некоторые нравятся мне больше, а некоторые - меньше. Авраамические культы (в т.ч. православие) относятся ко второй категории, но все равно, если бы кто-то из сильно верующих жильцов сам для своей семьи сделал бы рядом с домом ларек-храм, ларек-мечеть или ларек-синагогу, я не стал бы особо возмущаться. Скорее посмеялся бы.

Но вот что интересно: если бы любая (все равно какая) конфессия стала конвейерным, массовым методом собирать культовые ларьки чтобы поставить их во все дворы – моя реакция оказалась бы резко отрицательной.
Насколько резкой? Как ни странно, это зависело бы от конфессии, причем не от ее вероучения, а от ее политики. К примеру, если бы началась кампания по возведению ларьков-мечетей, я так же без колебаний одобрил бы применение к ним «коктейля Молотова». В чем здесь сходство таких разных вероучений, как ислам и православие?

А сходство вот в чем: и та, и другая конфессия - это борцы за мир. Причем за весь. И, захваченную часть мира они метят. Примерно так же, как хорьки в сезон размножения метят «свою территорию» пахучими выделениями своего организма. Во дворе твоего дома возвели храмоларек? Значит, ты уже помечен, как собственность МП РПЦ.
Получается, дело не в какой-то паршивой фанерной коробке с маковкой и крестом, а в ее символическом значении, как метки, как печати «имущество церкви».

Нечто колоссально оскорбительное для свободного человека есть в этом массовом производстве храмоларьков – меток для последующей установки на «территории церковного размножения». Вроде бы и прямого вреда не причинено, но будешь чувствовать себя, как человек, «помеченный» сексуально озабоченным хорьком.

Кто-нибудь скажет: ну, а если православным гражданам эти ларьки нужны, чтобы отправлять свою культовую потребность? У них же есть право исповедовать свою религию.
Хорошо. Сейчас я скажу, в чем их культовая потребность. Совсем не в том, чтобы пойти и помолиться своему богу и участвовать в своих ритуалах (для этого храмов хватает, их в мегаполисах множество и они стоят почти пустые). Нет, эти храмоларьки нужны, чтобы «православный гражданин», выходя из дома, смотрел на маковку с крестом и говорил: «это – наше, нашим хорьком помечено».

Совсем не спроста в эпоху «крещения Руси» православные храмы старались ставить поверх разрушенных языческих капищ.
Ни буддисты, ни язычники никогда так не делали. Они возводили свою культовую постройку рядом с чужой, а то и просто пользовались чужим храмом, добавляя в его интерьер изображения своих божеств или свои культовые предметы. Так было при распространении буддизма в синтоистской Японии. Там до сих пор многие себя причисляют и к буддистам, и к синтоистам.

У мусульман или христиан-ортодоксов не так. Им важно не просто поставить свое, а непременно сделать это, уничтожив чужое. Даже когда не хватало средств построить храм - все равно рушили капище, а на этом месте втыкали крест. «Помечено православным хорьком».

Характерный штрих: во время гражданской войны в Косово, враждующие стороны – православные и мусульмане – первым делом старались уничтожать храмы и мечети. Стирать чужие метки с территории. Обе конфессии имеют одинаково хорьковые повадки, и они прекрасно понимали друг друга. Православный храм или мусульманская мечеть ставится не для того, чтобы свои могли в ней отправлять культ. Нет, у этих объектов другое назначение: заставить других, «чужих» признать эту «метку». Если здесь стоит православный храм – это православная территория, если стоит мечеть – исламская территория. А дальше на «своей территории» устанавливаются свои правила (православные или исламские соответственно).

Теперь возвращаюсь к началу разговора. Оказывается, моя эмоциональная реакция (как и аналогичная эмоциональная реакция многих других) имеет вполне рациональные корни.
Логика простейшая: не хочешь жить по их (православным, исламским) порядкам – убери их метку. Неготовность или неспособность ее уничтожить церковь воспринимает, как готовность к подчинению.

И не надо говорить про свободу совести и вероисповедания. Ни православные, ни мусульмане, этих свобод не признают. И пусть они не рассчитывают, что к ним будут относиться иначе, чем они сами относятся к окружающим.

Между прочим, в отношении хорьков применяется простой и действенный способ. Их кастрируют. Тогда они перестают метить территорию и бесконтрольно размножаться.
В социальных технологиях метод кастрации агрессивных конфессий пока не отработан. Но, видимо, пора этим всерьез заняться. Не бегать же, в самом деле, как дети, с бензином и спичками.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 7 comments