Александр Розов (alex_rozoff) wrote,
Александр Розов
alex_rozoff

Categories:

Призрачный либерализм: тезисы о том, что в действительности все иначе, чем на самом деле

Первая (и предпоследняя) цитата в этих тезисах: "ЛИБЕРАЛИЗМ — идейное течение, в основе которого лежит убеждение в необходимости постепенного реформирования общества с целью более полной реализации индивидуальных ценностей, и в первую очередь индивидуальной свободы. Либерализм является не конкретной социальной теорией, а скорее особым стилем или способом, размышления о социальных проблемах, в рамках которого существуют разные, нередко спорящие друг с другом теории". (философская энциклопедия dic.academic.ru).

Далее мы увидим, как это течение раздробилось на множество иногда непримиримых идеологий. Возник левый и правый либерализм, консервативный либерализм и либертинизм, неолиберализм и либертарианство, тоталитарный либерализм и тоталитарный анархизм. Но - по порядку:

Когда либерализм начинался (чуть-чуть в XVI веке, а в основном - в XVII - XVIII веках), он выглядел как очень простая штука.
- Выборность и разделение властей, образующих государство (законодательная, судебная, исполнительная), при том что государство финансируется налогами, взимаемыми по закону.
- Гражданское и политическое равенство граждан, неприкосновенность личности (запрет любых принудительных действий власти или третьих лиц по отношению к гражданину и его имуществу без судебного приказа),
- Ряд принципов свободы, которые не могут отменяться даже законом:
1. Гражданские свободы (предписано лишь то, что в законе, а все не запрещенное законом - разрешено).
2. Экономические свободы (свобода распоряжения имуществом в т.ч. предпринимательства).
3. Политические свободы (свобода выбирать и быть избранным в органы власти).
4. Обеспечивающие свободы (свобода убеждений, свобода слова и собраний, свобода обращения в суд и право на открытое объективное рассмотрение дела правилу состязательности сторон).

Кажется, все просто и прекрасно! Мы построили либерализм. Не люди для государства (учрежденного какими-то фриками в их интересах), а государство для людей (людьми же учрежденное для обеспечения их интересов). Но людей/граждан много, а государство одно, так что моментально возникает ряд эффектов, из которых эффект "короткого одеяла" лишь первый, и самый очевидный...

...Допустим люди равны и равно подчиняются законам, принятым в парламенте, избранном путем прямых и равных выборов, по большинству голосов.
Что у нас получилось:

Вариант-1: все по-честному. Все фракции общества пропорционально представлены в парламенте. Как известно, в обществе есть богатые и бедные, причем вторых - значительно больше. Парламентарии от бедных немедленно принимают законы о налоге с имущества и доходов по прогрессивной шкале ставок. Затем принимается закон о государственной поддержке малоимущих. В полном соответствии с идеалами либерализма реализуется "схема Шарикова" (все отнять и поделить).

Вариант-2: все почти по честному. Богатые (осознавая риск Варианта-1) скупили голоса бедных, и получился парламент, где представлена лишь фракция богатых. Этот парламент немедленно принимает закон о высоком равном налоге с домохозяйств, при котором бедные де-факто лишаются крыши над головой (у них просто не хватит денег заплатить этот налог, и их домохозяйство законно конфискуется в казну). Затем принимается закон о государственной поддержке бизнеса - и все конфискованное у бедняков присваивается богатыми. В полном соответствии с идеалами либерализма реализуется схема нового феодализма со сверхбогатой аристократией и нищими вилланами в абсолютном экономическом рабстве.

Вот мы получили два непримиримых либерализма - левый и правый. Так работает эффект короткого одеяла.

Но это еще не все. Кроме экономических интересов у людей есть еще разные морально-религиозные убеждения. Иногда эти убеждения бывают весьма жесткими, и если соответствующая фракция получит большинство в парламенте, то парламент немедленно осчастливит общество - законами о защите нравственности (как это толкуется в соответствующей религии). Все либерально: гражданин вправе иметь любые убеждения, но обязан практически следовать требованиям конкретно-определенной религиозной морали, поскольку эти требования стали законом.
Таков консервативный либерализм.

В противовес консервативному либерализму возникает либертинизм. Всего один депутат-либертинист, попавший в парламент, или судья-либертинист попавший в верховное жюри, торпедирует морально-религиозную картину. Он заявляет, что разумеется, парламент вправе принять закон о защите нравственности - но только разъяснив все понятия этого закона. которые не следуют непосредственно из природы вещей.
Напишите в законе, что называется терминами: супружество, адюльтер, (не)пристойность, и далее по тексту. Каждое понятие должно разъясняться детально до физических деталей - иначе будет нарушен основополагающий принцип: закон не будет иметь толкования, понятного гражданам, а это нарушения базового принципа. Ведь закон, написанный непонятными словами - все равно, что беззаконие.

Консервативное крыло парламента реагирует доктриной неолиберализма. Оно уходит от прямого включения своих религиозных догматов - в закон, и начинает оперировать понятиями "общих соображений гуманизма" или "общечеловеческих ценностей". Закон по сути подменяется некой гуманистической бюрократией, толкующей эти общечеловеческие ценности.

В ответ на другом крыле возникает либертарианство. Оно объявляет, что неолиберальный подход дискредитирует саму идею либерализма. Неолиберализм по сути стремиться подчинить людей неким абстрактным ценностям, декларированным от имени государства. Так что надо вернуться к основам (государство для людей а не люди для государства), и запретить государству касаться чего-либо, кроме прямого обеспечения физической и имущественной безопасности граждан.

В свою очередь, отвечая на это, неолиберализм мутирует в тоталитарный либерализм. Как будто соглашаясь с либертарианством, фракция неолиберального парламентского большинства принимает закон об обеспечении безопасности граждан. Но обеспечение безопасности толкуется в этом законе ОЧЕНЬ ШИРОКО. В результате, закон делегирует полиции и спецслужбам такие запредельные полномочия что легионеры Муссолини рыдают от зависти.

Тогда либертарианство мутирует в тоталитарный анархизм, объявляющий государство - преступной антилиберальной мафией, подлежащей уничтожению по законам военного времени. Это тоже соответствует принципам либерализма, поскольку записано в либеральной классике - Декларации Независимости США (Конгресс, 4 июля 1776 г.) - это вторая и последняя цитата: "Когда длинный ряд злоупотреблений и насилий, неизменно подчиненных одной и той же цели, свидетельствует о коварном замысле вынудить народ смириться с неограниченным деспотизмом - свержение такого правительства и создание новых гарантий безопасности на будущее становится правом и обязанностью народа".
ЗАНАВЕС.

ЭПИЛОГ.
Почему из совершенно разумной и здравой идеи либерализма получается такая ерунда?
Ответ лежит на поверхности. Классики либерализма с самого начала рассуждали лишь о правильном устройстве государства, но не о природе государства, как социально-политического феномена, возникшего за 5000 лет до них.
Они просто упустили из виду, что государство еще тогда, в самом начале, сформировалось как нечто сакральное, как высшая (надчеловеческая) квази-личность.
Чтобы реализовать здравые либеральные идеи - надо сначала привести государство к форме, соответствующей этим идеям. Т.е. к форме простой коммунальной службы, без всякого сакрального содержания.
ТАКИЕ ДЕЛА.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 259 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →