Александр Розов (alex_rozoff) wrote,
Александр Розов
alex_rozoff

Categories:

Лженаука - ложь но в ней намек. Человеческое общество на взгляд опального профессора

Так вышло, что в 2000-х мне довелось немного сотрудничать с Комиссией по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований при Президиуме Российской академии наук (созданной в 1998-м по инициативе великого физика Виталия Гинзбурга). Это было крайне интересно (и надеюсь, хоть чуточку полезно для дела), и это было (как всегда бывает в такой работе) сопряжено с острыми дискуссиями о методологии. На эту тему - моя статья "Физика, кибернетика и дзен".
http://humanism.su/ru/articles.phtml?num=000272
Но сейчас - о другом. Работа с материалами Комиссии по лженауке (как ее кратко называли до разделения в 2018-м) научила меня одной простой штуке: примерно в каждом четвертом случае, деятельность фигуранта объявляется лженаучной вовсе не за те антинаучные представления. которые он продвигает. а за совсем иное. За некие тезисы-идеи, нарушающие социальные или политические табу, наложенные на ученых (и на всю науку, как социальный институт).
Типичный пример: астрология была объявлена лженаучной не столько за ее крайне сомнительную методическую основу, сколько за ее конкуренцию с господствующей церковью.
Разбираясь в методической истории с астрологией, я наткнулся на крайне интересные, почти забытые, и редко публикуемые элементы первобытной звездной навигации. В частности - это крайне изящная технология определения долготы. Определение долготы было огромной проблемой для мореходов и картографов европейской эры географических открытий, и в XVI веке за ее решение стали предлагаться внушительные награды. Проблема была решена в середине XVIII века путем создания сложных и дорогостоящих хронометров, хранящих "время нулевого меридиана". Но (как отмечено выше) в первобытной навигации эта проблема удовлетворительно решалась звездной навигации с простейшими инструментами.

Все эти примеры к тому, с чего это я взял привычку просматривать по диагонали работы фигурантов, объявленные лженаучными. В большинстве случаев там нет ничего интересного - просто, либо коммерческое жульничество, либо параноидальная мистика. Но встречаются в этой "номинации" работы, где на 3/4 чепухи приходится 1/4 оригинальных суждений, над которыми имеет смысл, по крайней мере, задуматься всерьез (и именно за эту 1/4 такая работа на самом деле объявляется лженаучной). Вот почему я заинтересовался, обнаружив...

...В научных новостях (https://www.newsru.com/russia/23sep2019/ran.html) такое сообщение:
"среди претендентов на звание члена-корреспондента РАН есть российский ученый, доктор биологических наук, фотограф, член Творческого союза художников России Сергей Савельев, чьи публикации признаны лженаучными".
Я решил ознакомиться с идеями фигуранта по источнику: «Женщины — игрушки в руках своего гормонального фона». Профессор Сергей Савельев в интервью «Ъ FM». В чем разница между мужским и женским строением мозга и мышлением? Как появилась социальная структура современного общества? Насколько объективна медицинская статистика? Как развивается наука? На эти и другие вопросы ведущему «Коммерсантъ FM» Анатолию Кузичеву ответил заведующий лабораторией развития нервной системы НИИ морфологии человека РАН, профессор Сергей Савельев в рамках программы «Другой разговор».
https://www.kommersant.ru/doc/2899568
По общему правилу (о котором сказано выше) в идеях Савельева 3/4 чепуха, которая не заслуживает внимания (она даже не оригинальна, это просто пересказ библейских гендерных стереотипов - псевдонаучным языком). Но 1/4 - оригинальные суждения, нарушающие табу. Именно их я цитирую ниже. По структуре текста - это диалог: вопросы задает корреспондент Кузичев - отвечает профессор Савельев.
(цитата)
... — То есть за последние тысячи лет мы, по-вашему, не умнеем, а остаемся, в лучшем случае, теми же животными, просто с большим количеством всяких штук?

— Для социальной структуры общества мозги-то не нужны. Вы посмотрите, как идет биологический отбор — и среди мужчин, и среди женщин. Кто переносит геном в следующее поколение? Выдающиеся мыслители? Я вас умоляю. Какие-то люди неординарные, которые не совпадают со всем социумом, в котором живут? Нет, у них бесконечные проблемы, которые часто заканчиваются тюрьмой или высылкой. А вот те, кто предельно адаптивен, те, кто весело стучит по этим клавишам, спокойно делает то, что делают все, ходит в фастфуд и прочее, размножаются.

— Фактически отрицательный отбор?

— Они размножаются как кролики. И это было всегда — им создают условия. Вы посмотрите государственные программы, откройте. Я не люблю об этом говорить, но вынужден. Что поощряется? Поощряется размножение, поощряются конформизм и сдача налогов, то есть удобство для государства. Причем все эти удобства — биологические. Что, поощряются какие-то гении, таланты? Я вас умоляю. Индекс IQ нужен был для того, чтобы сделать людей посредственностями, а не для того, чтобы отобрать надежных посредственностей. Гения с помощью индекса IQ отобрать нельзя. А у нас все занимает, все больше и больше школ, все больше и больше учреждений. Общество направлено на стабилизацию. А стабилизация — это не разведение гениев, не выращивание талантов, не развитие особых врожденных способностей, а методическое усреднение, конкуренция: у кого автомобиль больше, у кого дом круче, у кого потолки выше, у кого жена более длинноногая, у кого более блондинистая, у кого более, значит, с молочными железами развитыми. Это что, разумная конкуренция? Да нет, биологическая. И деньги тут — эквивалент еды, ничего не изменилось. Лохматая поросшая шерстью обезьяна с большим количеством еды, на которой она сидит, до сих пор является идеалом человеческого существования и целью большинства сообществ. Вы обратите внимание, чего едут в запрещенную организацию, в И**Л? Почему туда едут?

— Почему?

— А чего там предлагается? Ведь баланс в чем состоит: здесь человек развивается, например, в том же самом Узбекистане — там система очень четкой иерархии, там есть байство такое же, как было и до революции, и при советской власти, система поборов, принуждений и прочее. Есть шанс у земледельца, живущего в маленьком местечке, крестьянина или какого-нибудь ремесленника выбиться в этой среде? Никакого. Потому что все разделено, распилено, расхвачено. У нас есть? Нет никакого шанса, потому что у генералов дети будут генералами, а у маршалов — маршалами. Чем структурированней и крепче общество, в том числе европейское, тем меньше шансов для того, чтобы реализоваться, особенно способным. Что они делают? Они подкидывают монетку, едут бог знает куда, бог знает в какие организации зверские, воинственные, что там делают? Они повышают биологическую вероятность успеха. Да, шанс потерять жизнь у них очень большой, но и есть шанс оказаться доминантом в этой жизни, выбиться из этой ситуации, из которой он точно никогда не выбьется у себя на родине, в своей среде.

— Появляется шанс.

— Да, появляется — он призрачный, но он есть. А здесь его точно нет, и в Узбекистане славном тоже его нет, никаких шансов получить. Они борются не за какую-то дурацкую идею создания халифата или еще чего-то, они борются не за мировое господство, не за деньги — не в деньгах дело. Дело в том, что у них появляется биологический шанс стать супер-доминантом, он маленький, ничтожный, но он есть. Это привлекает молодежь во всем мире больше, чем любые обещания, поэтому, сколько ни говори, что давайте мы сделаем социальные программы, будем ходить строем с песнями, и все будут такие замечательные — ничего из этого не получится. Потому что единственный, кто на этом наживется, — организаторы этого процесса, которые станут очередными политиканами и сделают себе карьеру. А реальные люди, на которых это направлено, ничего в своей жизни не изменят.

— Получается, что нынешняя западная модель гарантирует саморазрушение, запрограммирована на саморазрушение?

— Да, конечно.

— То есть это усреднение, это общество потребления? Я сейчас не в эмоциональном смысле, а в качестве описания концепта существования.

— Общество иллюзий равных возможностей. Никаких равных возможностей ни у кого нет. Существует невероятное, немыслимое рабство в той же самой Западной Европе, о котором нельзя было мечтать ни в каком XVI веке. Почему? Потому что…

— Но бежать от этого и осознавать — это будет все равно очень узкая группа пассионариев?

— Ничего подобного, это же биологические принципы. Вы не можете бороться с биологическими процессами социальными увещеваниями. Социальные инстинкты, конечно, хороши, они задерживают людей, они плохо меняются, но вероятность, почему молодежь-то едет в основном — те, у кого еще не очень сложившиеся социальные инстинкты. У человека социальные инстинкты нарабатываются долгое время, но это что означает? Что у животных есть запечатление, такой феномен, это значит — гусята еще в знаменитом эксперименте Лоренса выклюнулись из яйца, кого они первым увидели…

— Тот и мама.

— Тот и мама — вот они за Лоренсом ходили. У человека, и это навсегда, на всю жизнь, это мама. У человека так же точно запоминаются социальные инстинкты, только это растянуто во времени: много пиков, связанных с половым созреванием, с образованием, с пятым, десятым. У человека долго формируется, но именно незрелая система как раз, те, у которых нет последних запечатлений, самых надежных, сыплются туда веселой гурьбой, и ничего с этим сделать нельзя. И противопоставлять надо не некие абстрактные увещевания, которые годятся только для отчетности перед большим начальством, а надо противопоставлять точно такие же дикие биологические инстинкты.

— Что может Европа предложить, мол, хочешь быть доминантом? На! А что — «на»?

— Европа уже ничего не может, потому что в Европе, к сожалению, выработали такой набор правил, которые будут преодолены, как всегда преодолевались во Франции — с помощью гильотинизации массовой. Это же французы придумали — виселица на 600 человек, это же достижение французской цивилизации. Таким образом они производили смену социальных инстинктов у себя в стране на протяжении столетий. Такая скорость — это отдельный разговор, но специализация населения Европы привела к тому, что они находятся в эволюционном тупике. Они так долго и упорно себе отбирали область конформизма, что сейчас введение людей, совершенно не прошедших такой системы отбора, приведет к тому, что они начнут их отбирать сами.
(конец цитаты).

Идеи крайне спорные и во многом, вероятно, ошибочные - но вопросы по "темам - табу" поставлены предельно актуальные: именно те, от ответов на которые зависит сценарий вероятного (выражаясь эпически) будущего Западной цивилизации. К слову: никакой другой машинной цивилизации на этой планете сейчас нет. Такие дела.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 210 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →