Александр Розов (alex_rozoff) wrote,
Александр Розов
alex_rozoff

Category:

Государство и преступность - сиамские близнецы, неспособные выжить друг без друга.

Необходимое предисловие. М-р Луис Вудхилл (Louis Woodhill) и я – незнакомы. До сегодняшнего дня я даже не знал о его существовании (а м-р Вудхилл и сейчас не знает о моем существовании). Просто, сен Мункан (moonkan*) обратил внимание на некоторое сходство позиций и бросил мне ссылку на перевод статьтю м-ра Вудхила «Трагедия в Ньютауне требует от Америки мужества не делать НИЧЕГО»**, опубликованную в Forbes в 2012 году. Дело в том, что аналитическая логика м-ра Вудхилла оказалась крайне похожа на мою аналитическую логику в статье «Голая правда или этюд о терроризме»***, опубликованную в 2004 году. Это несмотря на совершенно разные пути рассуждения, и радикально разную оценку политического спектра. Показываю на примере:

(А.Розов): Охота за маникюрными ножницами и иголками преследует лишь одну цель – подавить в людях всякие следы здравого смысла и человеческого достоинства, и одновременно культивировать ужас перед злобными террористами, которые якобы подстерегают свои жертвы буквально на каждом шагу… Если взглянуть на вещи трезво, дело обстоит вот как. Ни одна из введенных после 9/11 «антитеррористических» мер не привела к выявлению или предотвращению ни одного готовящегося теракта. Летать (ездить, плавать) в результате этих мер стало не безопаснее, а опаснее. На последнем замечании хочется остановиться подробнее. Ведь на первый взгляд кажется, что от всей этой маникюрной глупости, хотя и нет пользы, но и вреда (в смысле безопасности полетов), вообще говоря, тоже никакого. Но это – только на первый взгляд. На самом деле в происходящем легко просматривается мотив культивирования терроризма. Человека все время заставляют вспоминать о том, что есть такой мощный метод достижения целей, как терроризм, что этот метод является общепринятым (а зачем бы иначе подозревать в терроризме каждого пассажира), и что бороться с ним службы безопасности совершенно не умеют (о чем говорит статистика и истерические комментарии лидеров «цивилизованных» стран).

(Л.Вудхилл): В 1957 году Эрик Франк Рассел в своем фантастическом романе «Оса» объяснил сущность терроризма следующей аналогией.
Сама по себе, оса не более, чем небольшое беспокойство для человека (не аллергика). Средний человек весит в 100 тысяч раз больше осы. Однако, иногда оса может влететь в окно быстро едущей машины, и это может кончиться гибелью всех пассажиров в этой машине. Может ли маленькая оса убить пять взрослых человек? Сама – нет, но паническая реакция водителя – может.
Цель террориста – вызвать такие «защитные» действия, которые принесут больше вреда, чем мог причинить сам террорист. Что, заставлять всех авиапассажиров раздеваться чуть ли не догола – это логичный ответ на события 11 сентября? Нет. Простое укрепление дверей кабин пилотов и вооружение летчиков было бы достаточным, чтобы трагедия 11 сентября никогда не повторилась. А то, что сделали мы, показывает, что методы террористов работают.



Пока – полное сходство. Когда я продолжу цитировать м-ра Вудхилла - будут видны упомянутые радикальные различия в оценке политического спектра. Прежде всего, разница заключается в том, что м-р Вудхилл объединяет в новом термине «прогрессизм» три политических концепции:
1 - Этатизм фашистского толка (учение о приоритетности государства, доведенное до культа).
2 - Левую идею (которая в его интерпретации сводится к шариковскому «отнять и поделить»).
3 - Неофеодализм (что будет видно из упоминания крепостного права).
Позже я объясню, почему считаю такое объединение ошибочным. А сейчас – цитирую:

(Луис Вудхилл): Есть такая фантастическая точка зрения, что мир можно сделать идеальным, приняв достаточно хороших, правильных законов и наняв достаточно бюрократов. Ни хрена. Законы работают только для законопослушных. А нормальные, законопослушные граждане массовых убийств не совершают. В Чикаго – самые драконовские оружейные законы, а в Хьюстоне любой гражданин без криминальной истории может получить лицензию на ношение. Уровень убийств в Чикаго на 29% выше, чем в Хьюстоне. Строжайшие запреты в Чикаго не влияют на уровень убийств, потому что убийства совершают преступники, которым на законы плевать.
"Прогрессисты" сейчас эксплуатируют трагедию для достижения своих далеко идущих целей по разоружению всего американского народа. Первой мишенью будут большие магазины (т.е. больше 25 патронов), но главная цель – запрещение и конфискация всего оружия у граждан.
Предотвратит ли запрет на большие магазины следующую трагедию в школе? Нет. Таких магазинов огромное количество, и их несложно изготовить. Новый закон ничуть не помешает преступникам и психам заполучить их.
Почему же левые вечно жаждут провести законы, запрещающие большие магазины в частности, и все гражданское оружие в перспективе? Ответ краток: "Стратегия Кловарда-Пивена".
Впервые этот принцип был опубликован в выпуске The Nation от 2 мая 1966 года, в статье Ричарда Кловарда и Фрэнсиса Фокса Пивена "Значимость бедных: Стратегия избавления от нищеты". В статье описана стратегия разрушения порочной капиталистической системы путем всемерного расширения социальной помощи и стимулирования недовольства населения, сидящего на пособиях.
Формулируя свою стратегию, Кловард и Пивен были вдохновлены бунтами в Лос-Анджелесе в 1965 году. Авторы увидели, как городское насилие может способствовать целям масштабного перераспределения денежных потоков. В интервью Нью-Йорк Таймс 27 сентября 1970 года Кловард сказал: "Бедные люди могут изменить ситуацию только тогда, когда остальное население ИХ БОИТСЯ".
Кловард и Пивен – "прогрессисты", то есть леваки. Левые всегда романтизировали жестокость, революции и вооруженную борьбу. Поэтому они носят футболки с портретом Че Гевары (труса и убийцы). Еще со времен Маркса, левые испытывают животную ненависть к "буржуазии", ярчайшим примером которой является представитель среднего класса - владелец небольшого магазина или кафе.
Эти две левацкие склонности породили у американских "прогрессистов" трепетную любовь к городским бунтам. Похоже, левым очень нравится идея банд нищих, громящих и поджигающих магазины. И, как видно, левые считают разгул криминала оправданной формой политического протеста.
Во время бунтов на Crown Heights в Нью-Йорке в 1991 году, прогрессивный мэр Давид Динкенс объяснил, почему он не приказал полиции жестко реагировать на криминальную жестокость – "обществу надо выпустить пар", сказал он…
Хьюстон – четвертый по величине город в США с большим цветным населением. Многие живут в бедности. Однако, в Хьюстоне никогда не было городских бунтов. Разъяренные толпы никогда не грабили и не жгли магазины в Хьюстоне. Почему же, спросите вы? Может, Техас дает щедрые пособия бедным?
Да ни фига. Бунтов в Хьюстоне никогда не было потому, что граждане вооружены до зубов. Это слишком рискованно – устраивать бунты в Хьюстоне, поэтому их там и не случалось. Жертвы социальной несправедливости, желающие "восстаний" и "бунтов", знают, что им надо устраивать их в городах с запретом оружия, типа Лос-Анджелеса.
Как выясняется, оружие, наиболее эффективное для предотвращения городских бунтов – как раз то, которое в первую очередь хотят запретить левые. И это – не просто совпадение. В стратегии Кловарда-Пивена первый шаг – сделать граждан беззащитными перед лицом городской преступности.
Сама идея вооруженных граждан ненавистна для «прогрессистов». Они знают, что в какой-то момент их утопические схемы переполнят чашу терпения народа, и не хотят, чтобы "Мы, Народ" был в состоянии противостоять тирании, необходимой для воплощения мечты "прогрессистов" об "управлении народом уважаемыми экспертами во благо прогрессивной элиты". Народу не предлагается другого выбора, кроме как стройными рядами идти к предписанному счастью.
Эта битва за контроль над оружием – не для предотвращения возможных будущих трагедий в школах. Истинная цель – посеять панику в народе Америки и сделать еще один шаг на пути к крепостному праву.



Теперь – как выглядела моя интерпретация – в статье 2004 года:

(А.Розов): В результате в обществе происходит стремительный рост численности двух групп лиц: тех, кто задумывается о возможности использования терроризма в своей практике, и тех, кто подозревает в причастности к терроризму всех окружающих.
Ну и кому все это выгодно?
Профессиональным политическим террористам? Нет. Потому что для них выгодна именно эксклюзивность, экзотичность своего метода – а повсеместность терроризма (и распространение террористических методов в бизнесе и в быту) делает его привычным и обыденным.
Нормальным людям? Тем более, нет. Потому что они страдают и от терроризма, и от распространения дебильных «контртеррористических» мер, и от нездоровой обстановки «террористических ожиданий», которая стала уже доминантой социальной практики.
Есть лишь две категории лиц, кому все это выгодно.
Первая – это «классическая» организованная преступность. Просто изумляет легкость, с которой насильственные убийства по экономическому мотиву могут быть в сложившейся обстановке замаскированы под акты политического террора. Во многих случаях стоит только бросить томик корана рядом с местом преступления – и готово. Или Аль-Кайда, или Хамас, или «Чеченский след».
Вторая категория – это политическая элита (или высшая государственная бюрократия) в «цивилизованных» странах. Причем чем более экономически развита страна, тем ее политической элите это нужнее.
Дело в том, что государство, как машина для осуществления политической власти в пределах определенной территории (по В.И.Ленину – «машина, чтобы держать в повиновении одному классу прочие подчиненные классы»), представляет собой лишь ВРЕМЕННОЕ социальное явление, ограниченное определёнными историческими рамками. Государство (а также политическая элита, государственная военно-полицейская система и государственная бюрократия) возникло при появлении т.н. «классов» и «наций». После распада и размывания этих структур, государство, по логике вещей, должно исчезнуть (поскольку его дальнейшее существование становится ненужным, обременительным и просто опасным для социума). Согласно марксистской теории (достаточно логичной в этой части) экономической предпосылкой отмирания государства является такой уровень развития, при котором общество обеспечивает каждому человеку удовлетворение естественных материальных потребностей независимо от того, ведет ли человек содержательную экономическую деятельность. То есть, государство начинает разрушаться тогда, когда общество может, не напрягаясь, содержать любое статистически возможное количество бездельников (именно такая ситуация сложилась сейчас в экономически развитых странах, где человек может вполне комфортно жить на социальные пособия).
Иначе говоря, формирование предпосылок размывания и отмирания государства из далекой и абстрактной перспективы стало непосредственно наблюдаемым социальным процессом, происходящим на наших глазах.
Соответственно, лица, работающие в системе публичной политической власти, рискуют лишиться своего социального статуса и привилегий, что никак не может их устроить в качестве жизненной перспективы.
В таких условиях вероятными действия политических элит, направленные на создание искусственных (мифологических, идеологических, религиозных, психопатологических) обоснований существования государства – коль скоро естественных обоснований более не существует.
Действительно: стоило высокоразвитой Европе пойти по пути размывания национальных рамок и элиминирования функций национальных государств, как на «цивилизованный мир» откуда ни возьмись обрушилась пандемия терроризма, религиозного экстремизма и психопатологической истерики в наиболее мощных средствах массовой информации. Теперь, искусственно создав ситуацию истерии и массовых фобий в обществе, эти элиты начинают грубо рекламировать свою устаревшую «машину для повиновения» в качестве панацеи от источника иррациональных социальных страхов. При этом полная неэффективность этой машины в борьбе с объективно существующим терроризмом ровно никакого значения не имеет. Суть процесса в том, что политическая элита левой рукой индуцирует массовую истерику вокруг «террористической угрозы», а правой рукой втридорога продает испуганному потребителю «антиистерические» (контртеррористические) таблетки-пустышки.
Втридорога – это еще мягко сказано. Издержки от политических игр так огромны, а побочные эффекты могут иметь настолько длительное историческое действие, что никто не в состоянии даже приблизительно определить цену, которую «цивилизованный мир» вынужден будет в итоге за это все заплатить. Сами авторы популярной рекламной телеигры «Бен Ладен» этой цены тоже не знают – да она их пока что не интересует. Дело в том, что люди, входящие в политические элиты в наше время совершенно не превосходят интеллектом среднего обывателя, страхами которого они манипулируют. Эти «элитмены» до поры до времени уверены, что сами управляют своим грандиозным шоу – в то время, как логика этого отвратительного шоу все более управляет ими самими. Сегодня они выбирают людей, которые будут принесены в качестве жертв, призванных сделать игру «приближенной к реальности». Завтра игра сама будет искать свои жертвы – те, что диктуются ее логикой. И ни один человек, будь он хоть трижды президент и четырежды министр, не будет находиться в безопасности.
Сон разума, как известно, рождает чудовищ.
Историческая практика показывает, что чудовища, выходящие из тьмы, обычно бывают очень голодны и совершенно лишены теплых чувств к кому-либо, в том числе и к собственным создателям. Эти чудовища просто кушают то, что сегодня кажется им вкусным – мнения самой еды по этому поводу, в расчет не принимаются…



Вернемся к тому, что м-р Вудхилл объединяет в новом термине «прогрессизм», и ассоциирует этот термин с левой идеей, как таковой:
1 - Неофашизм.
2 - Экспроприаторство.
3 - Неофеодализм.
Почему так получилось – понятно. В последние полвека в политическом поле вообще не наблюдается левой идеи ни в ее исходном (якобинском, XVIII века), ни в ее адекватном (марксистском, XIX века) понимании .
Современные «новые левые» - это фашиствующий сброд, рекрутированный из люмпена (априори не имеющий никакого отношения к материальному производству).
Современные «новые левые» (как свойственно люмпену) ориентированы на присвоение материальных благ, созданных не ими.
Современные «новые левые» как правило, находятся в альянсе с неофеодальными и/или религиозно-фундаменталистскими группировками, прежде всего с исламистами.
Т.е. современные «новые левые» представляют собой то, о чем пишет м-р Вудхилл.
Но с позиции аналитика ошибочно называть их «левыми», а тем более «прогрессистами».
В остальном – все именно так.
15 лет после публикации «этюда о терроризме» подтверждают тренд прогноза.

----------------------
*) https://moonkan.livejournal.com/106360.html
**) Луис Вудхилл «Трагедия в Ньютауне требует от Америки мужества не делать НИЧЕГО» (2012 год).
Перевод:
https://nicolas83.livejournal.com/4237.html
Оригинал:
https://www.forbes.com/sites/louiswoodhill/2012/12/27/the-sandy-hook-horror-begs-us-to-have-the-courage-to-do-nothing/
***) Александр Розов. «Голая правда или этюд о терроризме» (2004 год).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 120 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →