Александр Розов (alex_rozoff) wrote,
Александр Розов
alex_rozoff

Categories:

Газовая гангрена цифрового бизнеса. О молотке, гвоздях, интернете и убийстве времени.

Если ознакомиться с биографией Марка Кьюбана - то последнее что от него ждешь, это каких-то оригинальных мыслей. Просто парень с деловой хваткой и везением, сделавший 2+ миллиарда долларов на видео-трансляции и спорте. Однако... Ниже - три его любопытных высказывания (как предисловие):
= У нас есть Айподы, у нас есть КПК и электронная почта. Это убийцы нашего времени. Надо понимать: они выполняют именно эту роль. Эти вещи не являются началом и концом всего – но люди думают иначе. Они рассуждают так: «О, все занимаются этим, значит, это место, где все происходит». Они закрывают там самих себя.=
= Я не говорю, что интернет и все эти цифровые технологии – это плохо. Когда у вас есть молоток, все вокруг кажется гвоздями. И сегодня интернет является молотком. =
= Bitcoin стоит столько, сколько за него заплатят. Бейсбольные карточки, комиксы и предметы искусства не имеют внутренне присущей ценности... Лучше бы вложился в бананы, чем в криптовалюту. Бананы можно съесть, в отличии от цифровых денег =
...Некоторые комментаторы сочли, что это - критика биткоина. Но сказанное Кьюбаном относится к цифровым деньгам вообще. А ведь сейчас в развитых странах уже нет НЕ цифровых денег в бизнесе. Доллар или евро для бизнеса уже не отличаются по сути от биткоина. Деньги перестали выполнять классическую функцию всеобщего эквивалента, и методы оценки перспектив бизнеса стали опираться не на прибыльность, а на способность убивать время.

Теперь - собственно о цифровом бизнесе, как газовой гангрене экономики. Справка: газовая гангрена - омертвение тканей, вызываемое анаэробным возбудителем (т.е. живущим в точках куда нет доступа кислорода). В подходящих условиях возбудитель размножается быстро, выделяя тканерастворяющие и газообразующие экзотоксины, которые способствуют ещё более быстрому распространению инфекции. С экономикой - аналогичный случай. Цитирую
17 сентября 2019. "Призрак нового пузыря: почему убыточные компании стали стоить миллиарды"

(цитирую выборочно из фрагмента, опубликованного на news.rambler.ru)
Рыночные аналитики десятки лет пользовались стандартными показателями для оценки компаний: выручка, EBITDA, price to equity и др. За прибыльные платили больше, за убыточные меньше. И вдруг мир сошел с ума. В технологические компании так называемой новой экономики, которые много лет подряд жгут деньги и не приносят прибыли, выстроилась очередь инвесторов, готовых покупать доли по оценке в миллиарды долларов. Примеров много — Crowdstrike, Slack, Uber, Grubhub. Почему это происходит?
На первый взгляд виноваты венчурные фонды. Они входят в капитал по все более высокой оценке и создают пирамиду, раздувая размер собственных долей от раунда к раунду и иногда даже не до конца понимая, в какой продукт инвестируют.
[...но фокус не только в этом, как поясняется далее в статье - A.R.]
Стандартные оценки бизнеса не работают в новой экономике, потому что это экономика больших чисел. Текущими затратами для новых компаний становятся так называемые sunk cost — расходы на разработку, которые сделаны и уже фундаментально не влияют на операционные результаты бизнеса. Это как расходы на дорогое образование, когда ты один раз потратил деньги, а дальше получаешь только доход.
Стоимость самой дорогой разработки растворяется, когда речь идет о возможности выйти со своим продуктом на миллионную и даже миллиардную аудиторию меньше чем за год. Всего за неделю число игроков Apex Legends выросло с нуля до 25 млн У Facebook 2,7 млрд пользователей. Это в два раза больше населения Китая. Никогда в истории у компаний не было возможности масштабировать продукты с такой скоростью.
Сегодня это реальность, благодаря технологиям, новой инфраструктуре и экосистемам. Чтобы продавать цифровой товар все большему числу пользователей, например в App Store, не нужно вкладывать большие деньги в производство. Лучшие финтехи — Rоbinhood, Revolut, Monzo, BNext — привлекают по 500 000, 1 млн пользователей в год.
Однажды сделанные затраты на разработку уже не беспокоят команду, ее основные траты — на маркетинг. А главные показатели — цена за привлечение пользователя и динамика роста. Новые компании гонятся не за прибылью, а за ростом в начале и, если повезет, за unit-экономикой. Сколько денег стартап тратит, чтобы привлечь пользователя в свой сервис? Как долго может его удержать? Как быстро растет аудитория продукта?..
...Новая экономика и не смотрит на бизнес в моменте. Цена компании определяется будущим, а не настоящим. Facebook набирал пользователей и долгое время не знал, как будет их монетизировать. Цифры Uber смогут сойтись [т.е. обратиться в ноль - A.R.] в момент, когда получат распространение роботакси. А Beyond Meat, чьи акции есть у каждой американской домохозяйки, растет на вере в то, что в один момент идейное вегетарианство станет массовым.
(конец цитаты).

Возвращаемся к смыслу нескольких фраз Марка Кьюбана:
= нас есть Айподы, у нас есть КПК и электронная почта. Это убийцы нашего времени. Надо понимать: они выполняют именно эту роль = - сравним с цитатой из статьи: "Сколько денег стартап тратит, чтобы привлечь пользователя в свой сервис? Как долго может его удержать? Как быстро растет аудитория продукта?" - т.е. сколько совокупного времени потенциальных потребителя можно убить этим стартапом?
= Когда у вас есть молоток, все вокруг кажется гвоздями. И сегодня интернет является молотком" = - т.е. когда появился способ загрузить сознание миллиарда людей любой дрянью, которая броско выглядит, и убить их время - все остальное просто отбрасывается.
= [цифровое оно - не важно что] стоит столько, сколько за него заплатят = - и полезность этого оно не играет роли в новой экономике. Соответственно - полезность новых товаров стремится к нулю, поскольку производить что-то полезное и реальное сложнее, чем производить что-то бесполезное и цифровое.

Цифровые деньги не играют роли - цифровая банковская система может нарисовать числа с любым количеством нулей. Инвестиции таких денег (лишенных функции всеобщего эквивалента) могут быть любого мыслимого объема. Это совершенно не важно для "новой экономики". В расчет принимается лишь способность нового псевдо-товара убивать человеческое время.
"Новая экономика" - это приоритет производства товаров с нулевой потребительской полезностью. Бизнес, конкурируя за внимание "новых инвесторов" (рисовальщиков цифровых денег), переориентируется на эти псевдо-товары. На бесполезные не-товары.
Получается аналог газовой гангрены, которая растворяет функциональные живые ткани, превращает их в пузыри, и убивает социальный организм.
Такие дела.

------------------------------
Источники:
https://www.sports.ru/tribuna/blogs/topquotes/202527.html
https://www.rbc.ru/crypto/news/5d91ba8b9a79470608dc3674
https://news.rambler.ru/other/42840463-prizrak-novogo-puzyrya-pochemu-ubytochnye-kompanii-stali-stoit-milliardy/?updated
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 300 comments