Александр Розов (alex_rozoff) wrote,
Александр Розов
alex_rozoff

Category:

Детектив с бактериофагами. Фармацевтическое лобби защищает устаревшие антибиотики

В продолжение/ответвление предыдущей темы: "История генной инженерии. Почему это не типовая медицинская практика? Кто нам вредит?"
https://alex-rozoff.livejournal.com/186524.html
Значительная доля умерших от острых инфекционных заболеваний - это жертвы "биоэтики". Именно биоэтика, поставила барьер на пути между ними и жизнью, именно биоэтика, по существу, запретила создавать эффективные методы лечения этих болезней.
В истории человечества ни одна война не привела к такому количеству жертв.
Никакой геноцид, никакое оружие массового поражения, ни какое-либо еще злонамеренное действие не вызвало такого количества боли, страданий и гибели людей, как биоэтика, действующая (между прочим) якобы "ради блага людей".
Так вот - о двух принципиально разных путях лечения инфекционных болезней.

Бактериофаги трудно патентовать, а антибиотики легко - это определяет поведение фармацевтического лобби. Видео с канала Discovery

И крайне любопытный сегодняшний материал о бактериофагах с DW

24.11.2019 "Необычная терапия: почему европейцы едут лечиться в Грузию"
https://p.dw.com/p/3TU0m
(цитирую выборочно)
Что делать, если антибиотики перестали помогать? Ехать в Грузию, где в таком случае успешно применяют терапию бактериофагами. В Западной Европе такое лечение пока не применяется.
Танья Дидерен из-под голландского Маастрихта вот уже тридцать лет страдает от гидраденита - хронического кожного заболевания, при котором болезненно воспаляются апокриновые потовые железы. Часто в промежности или под мышками. В августе этого года 50-летняя Дидерен приняла радикальное решение: она перестала принимать антибиотики, которые помогали все меньше. Когда антибиотики перестали действовать, местный врач предложил ей принимать медикаменты, созданные с применением генной инженерии. О бактериофагах он даже не слышал. Дидерен тогда решила сама поискать больше информации о терапии с применением бактериофагов, о которой рассказывали в одной телепередаче. И отправилась на две недели в Грузию - пройти курс лечения бактериофагами.

В годы холодной войны в Грузии, как и в СССР в целом, антибиотики были в дефиците, и лечение фагами являлось прекрасной альтернативой при инфекционных заболеваниях. А сегодня институт Элиава имеет в своем распоряжении крупнейший в мире фонд терапевтических бактериофагов.
Такая антибактериальная терапия пока не имеет допуска в большинстве западноевропейских стран [точнее: ВО ВСЕХ странах Евросоюза кроме Бельгии, и то с нелепыми ограничениями].
3900 евро Танья Дидерен заплатила из своего кармана. Больничная касса расходы не возмещает.
Дидерен чувствует себя лучше. Она снова полна энергии, маленькие воспаления под мышками и на груди прошли, большие еще дают о себе знать, но не так болезненно, как в прошлом.

Бельгия - единственная западноевропейская страна, в которой фаги имеют допуск. В Нидерландах, как и во всех других странах, их разрешено применять только в исключительных случаях, когда речь идет о жизни или смерти. При этом вся ответственность - на враче.
Как антибиотики, так и бактериофаги могут привести к резистентности бактерий. Большое преимущество фагов, однако, в том, что они всегда на шаг впереди и таким образом способны преодолевать резистентность бактерий. К тому же они применяются всегда целенаправленно против специфического вида бактерий и не разрушают полезные, например, в кишечнике.
Поэтому перед тем, как начинать такую антибактериальную терапию, необходимо установить, какие именно бактерии привели к заболеванию. И фаги в Грузии делают для пациентов в индивидуальном порядке: для каждого свои. В странах Западной Европы такое невозможно, пришлось бы на каждый индивидуально изготовленный препарат получать разрешение на применение.

[Итак в Евросоюзе почти полный запрет бактериофагов] единственное исключение - Бельгия. Здесь с прошлого года есть легальный путь обойти действующие фармацевтические предписания: можно получить временный сертификат, который выдает НИИ здравоохранения после консультации с врачом, пациентом, производителем, фармацевтом и государственным ведомством по лекарственным препаратам. Такой сертификат позволяет аптекарю изготовить соответствующий препарат.
"Мы воспользовались имеющимися законодательными рамками, чтобы применять бактериофаги", - говорит Жан-Поль Пирне, проводящий исследования с ними в военном госпитале в Брюсселе. Здесь фаги уже применяли для терапии около 30 пациентов. Госпиталь - пока единственное место в Бельгии, где производят бактериофаги.
"Надо, чтобы фаги производили фармацевтические фирмы, - уверен доктор Пирне. - Одна больница не в состоянии изготавливать все больше фагов для постоянно растущего числа пациентов". Но чтобы начать промышленное производство, нужна однозначная законодательная база. А ее пока нет.
(конец цитаты)

В общем, все понятно: антибиотики - легко патентовать, а бактериофаги - трудно патентовать. Что в этом случае выгодно фармацевтическим концернам? Понятно.
Тем более, бактериофаги очень дешевы в производстве - они просто сам размножаются на микробной культуре в обычной емкости для биотехнологической культивации. Надо лишь затем отделить их для производства готового препарата. Если бактериофаги вытеснят антибиотики из значительной части сектора антибактериальных средств - то что же будет с огромными капиталовложениями в химико-фармацевтические производства?
Понятно, что и фармацевтическим корпорациям, и монопольным ассоциациям врачей (кормящимся от этих корпораций), и коррумпированным высшим медицинским чиновникам Евросоюза - глубоко плевать на пациентов и на этику. Всех интересуют только сверхприбыли.

Заметим - грузинские биофармацевты не обидели себя, назначая цену за бактериофагов.
Но к ним нет никаких этических претензий - они обладают антибактериальным средством, более эффективным, чем "новейшие" синтетические антибиотики в Евросоюзе. С чего бы продавать это эффективное средство дешевле, чем евросоюзовские неэффективные антибиотики? Грузинские фарммедики используют свое пока почти монопольное положение в сфере производства бактериофагов, возникшее (заметим, это важно!) не из-за их действий, а из-за свинского коррупционного поведения медицинских чиновников Евросоюза.

Вместо эпилога:

"Человеческим организмом занимается тресты, вроде ассоциации американских врачей. Они поделили рынок, устранили конкуренцию и поставили на страже своих незаконных интересов целую банду медицинских чиновников. Возникла медицинская монополия. А монополия - это, во-первых, сверхвысокие цены, во-вторых запредельный консерватизм, а в-третьих, разнузданная коррупция. Все разговоры о «естественной границе между людьми и животными» имеют одну очевидную цель: не пускать на рынок современные биотехнологии, которые дешевле, надежнее, эффективнее и безопаснее, чем те допотопные методы, которые законсервированы монополистами. Почему нас режут средневековыми скальпелями и пичкают токсичными неэффективными антибиотиками? Почему нельзя лечить людей наноботами, которые уничтожают любую бактериальную инфекцию за 2 часа?"
(Серия Меганезия. Созвездие Эректуса)
https://www.proza.ru/2008/09/13/358
Вопрос риторический - ответ приведен выше: нельзя потому, что тогда не получится пичкать людей средствами, устаревшими еще в прошлом веке, причем завышая цену на порядки.
Такие дела.

--------------------------
Подробнее о бактериофагах:
https://scfh.ru/papers/pravda-o-fagoterapii-pamyatka-vrachu-i-patsientu/
https://www.popmech.ru/science/14727-pozhirateli-bakteriy/
https://www.bacteriofag.ru
https://postnauka.ru/faq/11350
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 83 comments