Александр Розов (alex_rozoff) wrote,
Александр Розов
alex_rozoff

Categories:

Ассоциация религиозной свободы имени Чингисхана.



«…. Но почему ты не поступаешь почтительно? Одумайся!..»
Чингиз-хан спустил с трона ноги, бросился на Измаил-Ходжу и вырвал из его руки недочитанное послание.
- Кому ты пишешь? Достойному говорить со мной владыке или сыну желтоухой собаки? Так ли нужно говорить с врагами? Ты хочешь, чтобы шах Мухаммед подумал, будто я его боюсь? - Чингиз-хан выпрямился: - Измаил-Ходжа пишет рабские письма. Он не умеет говорить с гордостью. Пусть учит он и дальше чтению и письму моих внуков, но не берется говорить с повелителями народов. Каган вернулся в шатер и снова взобрался с ногами на трон… Затем он повернулся к ожидавшему на коленях писцу и сказал:
- Напиши так: «Ты хотел войны - ты ее получишь». (В. Ян. «Чингисхан»)

1. Примерное рассуждение о правах раба и картофеля


«В то же время он совершенно утратил инертность и кротость, свойственные земному картофелю, прирученному благодаря заботливому уходу; он дичал все больше и больше и стал, в конце концов, хищным. Это имело глубокие основания в его родовых корнях».
(Станислав Лем. «Звездные дневники Ийона Тихого. Путешествие двадцать пятое»).

У всех известных мне массовых воззваний против принудительной клерикализации общества, есть один общий недостаток: они совершенно безразличны адресату. Президент и прочие институты российского государства видят православие, как идеологическую базу своей власти, и ставят его априори выше закона. Ссылки на конституцию? Имели они ее во все дырки. Права и свободы человека? Плевали они и на то, и на другое. Церковные иерархи с их паствой тоже на все это плевали – ибо им высочайше разрешили плевать.
Они говорят «мы топчем ваши права, и будем топтать дальше – а что вы нам сделаете? Будете укорять нас за непочтительность к цивилизованным нормам права? Ха-ха-ха!»

Ссылки на основы права уместны при разговоре с цивилизованными людьми, и отчасти - при разговоре с дикарями (которым, хотя бы, можно объяснить смысл этих основ). Но они совершенно неуместны при разговоре с носителями рабовладельческого менталитета, с точки зрения которых «права человека» такой же нонсенс, как «права картофеля». Огородник посмеется над рассуждениями о правах картофеля – какие могут быть права у корнеплода, который как бы самой природой предназначен для приготовления пищи? Рабовладелец точно также посмеется над правами раба. Он никогда не поймет смысла этих прав, и станет их соблюдать (несмотря на полное непонимание) только под страхом прямой и явной угрозы для себя, своей семьи и своего имущества.

ПРАВО - система общеобязательных социальных норм обеспечиваемых организованной силой принуждения. Нет силы принуждения – нет прав. Точка. Об этом надо помнить всем авторам обращений, основывающим свои аргументы на нормах писаного права. Права любой дискриминированной группы (рабов, крепостных, протестантов, рабочих) приобретались путем насилия над привилегированной группой (плантаторами, феодалами, католиками, капиталистами). Никак иначе в истории не было, и не будет.


2. Как надо выкапываться?

«Как известно из физики, закономерность в природе бывает только статистической. Подобно тому, как нельзя вполне точно предугадать путь отдельного электрона, так нельзя предсказать в точности, как будет вести себя отдельная картофелина. До сих пор наблюдения показывали, что миллионы раз человек копал картошку; но не исключено, что один раз из миллиарда случится наоборот и картошка будет копать человека».

Раз мы говорим о дискриминации, то надо назвать группу, которая дискриминирована клерикализацией государства. Назову ее «когнитариат» (это введенный Тоффлером термин, обозначающий людей, которые за счет своих знаний и умений в области науки. технологии, инженерии и информации, обеспечивают научно-технический прогресс).
Принуждение общества к церковно-мистическому мировоззрению и запрет открыто придерживаться натуралистического мировоззрения - это угнетение когнитариата.
Для когнитариата натуралистическое мировоззрение – это часть способа производства и способа участия в распределении произведенных благ. Без него когнитарий не может эффективно реализовывать свои социально-экономические интересы.

Нельзя путать когнитариат с «интеллигенцией», создание такой путаницы - уловка контрпрогрессивных правительств. В категорию «интеллигенция» входит множество других групп, как то: идеологи, священники, деятели культуры и искусства, и прочие, с которыми у когнитариев разные, часто противоположные классовые интересы.

ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ - Есть два различных подхода к определению интеллигенции. Социологи под интеллигенцией понимают социальную группу людей, профессионально занимающихся умственным трудом. Но есть и иной подход, наиболее популярный в русской социальной философии, согласно которому к интеллигенции причисляют тех, кого можно считать нравственным эталоном общества. (Энциклопедия «Кругосвет»).

Интеллигенты во 2-м смысле - деятели культуры (занимающиеся «нравственным эталоном»), как правило, находятся на содержании у консервативных властей и объективно заинтересованы в угнетении и экспроприации когнитариата. Они называют когнитариев «образованщиной», а когнитарии, в ответ именуют их «говном нации».

Для когнитариев принципиально важно выкопаться из этого «говна нации», и осознать свои собственные классовые интересы, несовместимые с духовно-нравственным навозом, представляющим собой среду обитания интеллигентов – «нравственных эталонщиков».
Первым этапом должно быть возвращение исходного смысла слова «культура»:

КУЛЬТУРА – комплекс целенаправленных методов деятельности по преобразованию природы с целью удовлетворения объективно существующих человеческих потребностей, а в широком смысле – также и объективно полезные результаты этой деятельности.

Если как следует копнуть «нравственно-эталонную» интеллигенцию, то окажется, что она не создали в культуре ровно ничего. Интеллигенты во 2-м смысле – профессиональные паразиты. Они не в состоянии создать ничего практически полезного, а значит, их мнения по любым вопросам общественного устройства не заслуживают никакого уважения.


3. Постмодернистский поход номадов.

«С неба то и дело падал каменный град, сбивая молодые ростки, уничтожая порой целые кустики. В конце концов уцелели только самые проворные особи, умевшие половчее устроиться и найти себе подходящее укрытие. Выделившаяся таким образом порода проворного картофеля развивалась все пышнее и пышнее».

Как мы уже установили, вся культура создана работниками физического труда и когнитариями. То, что называется «духовной культурой» - суть технология обмана, производимого путем искажения образов и значений слов. Возьмите любую фразу «деятеля культуры» о вечных непреходящих ценностях, копните ее, и под слоем пустой словесной породы вы не обнаружите никакого иного смысла кроме «поверь и дай денег».

Этот вывод сделал Жиль Делез (Deleuze) еще в конце 60-х годов XX века, в работе «Логика смысла» (Loguque du sens). Он же ввел термин «Номадология» (Nomadology), как обозначение для метода, противостоящего официозной философии, которая обслуживает класс эксплуататоров с помощью «традиционной метафизики». Официозная «духовная культура», выстраивая все по ранжиру, создает иерархию «ценностей», в центре которой - интересы властей. «Номадика», философия интеллектуальных кочевников, предполагает ацентризм: поскольку метафизическое (духовное) пространство лишено объективных критериев оценки, то в нем нет ничего, что могло бы претендовать на статус центра.

Делез впервые указал на «интеллектуальную оседлость», иерархичность и центричность, как на признак радикальной несвободы мышления, и объявил поход номадов против навязанных априорных оценок во всех областях, не охваченных естественными науками.


4. Сила номадов в их численном превосходстве.

«Доблестный шкипер, глубоко уязвленный предположением, будто в течение четырех часов он сражался с картошкой, потребовал, чтобы комиссия отказалась от своего клеветнического заключения, но ученые ответили, что не вычеркнут ни единого слова. Волнения сделались всеобщими».

Почему номады Чингисхана смогли разгромить в несколько раз превосходящие их по численности силы шаха Мухаммеда? Ответ прост: номады были лично свободны и ясно понимали, за что воюют. Каждый пошел в поход за объективной добычей. Ополчению Мухаммеда было не за что воевать – хорезмийцы были рабами и оставались ими при любом исходе конфликта. Феодалам было за что воевать – при поражении они теряли все, но их было очень мало. Таким образом, как только конфликт перешел в объективную фазу (в смысле «черт возьми, тут ведь могут и убить»), на стороне шаха Мухаммеда осталась лишь кучка воинов. Всего за два года шах потерял все крупные города, и позорно бежал.

«Когда монгольский владыка приблизился к мечети, вся толпа повалилась на
землю к копытам саврасого коня, как привыкла это делать перед своим
падишахом. Только несколько старых улемов стояли прямо, сложив руки на
животе, освобожденные своей ученостью от обязанности падать ниц перед
владыкой.
- Да живет падишах Чингиз-хан! Да здравствует солнце Востока! - тонким
пронзительным голосом завопил один старик, и вся толпа нестройным хором
подхватила этот крик». (В. Ян. «Чингисхан»).

Вернемся теперь к современному положению дел вокруг клерикализации. Когнитариев (ученых-естественников, инженеров, других работников практической интеллектуальной сферы) пытаются убедить, что против них – превосходящая масса «простых людей», которым-де близки «идеалы православия». На самом деле – ничего подобного. Эти «простые люди», примерно 2/3 населения – те же хорезмийцы. Они могут агрессивно за что-то бороться, только пока конфликт не перешел в объективную фазу. Но как запахнет жареным, они юркнут в норы, а после - подчинятся любому победителю и примут любые идеалы, которые им объявят сверху, будь то учение Ленина, Христа, Гитлера или Ктулху.
В острых политических конфликтах они молчат. Они не знают, какая из сторон одержит победу, но уверены: победитель не поленится составить список тех, кто тявкал на него, а дальше – черный воронок и привет семье. А кто молчал - будет цел. Молчание - золото.

Таким образом, реальные противники когнитариев в информационной войны против клерикализма – это не тупое быдло, как уверяют многие. Противники – образованные интеллектуалы, обслуживающие правящий класс, та самая интеллигенция во 2-м смысле.

«Дело в том, что существует особый тип культурных или околокультурных деятелей (независимо от степени талантливости), которые просто не мыслят социально-культурного существования без непосредственной близости к теплому и мощному телу государства и тех, кто на данный момент исторического времени это самое государство олицетворяет» (Лев Рубинштейн)

Но численность этой интеллигенции значительно уступает численности когнитариев. Конечно, близость к власти дает им некоторое преимущество в технике, но эту технику тоже обслуживают когнитарии (не забудем, что интеллигенция-2 сама ничего не умеет).
Кроме того, не надо сбрасывать со счетов сеть интернет, которая не контролируется правящим классом, и когнитарии доминируют в ней, как номады в диком поле.


5. Как мы их закопаем.

«Из туманности вдруг вынырнуло множество чудовищ, опутавших щупальцами и его, и собак; но отважный охотник выхватил нож и, размахивая им наудачу, освободился от
смертельных объятий, жертвой которых стали, однако, бедные псы».

Официозная «творческая» интеллигенция, все эти «выдающиеся» писатели и педагоги, кинематографисты и художники, телеведущие и патриот-журналисты, защищены с фронта (традиционные СМИ подконтрольны властям), но совершенно беззащитны с флангов. Альтернативные источники информации – интернет и слухи – неподконтрольны.
При этом каждый официозный деятель культуры тащит за собой длинный шлейф своего собственного дерьма, которое он произвел, обслуживая прошлых хозяев: коммунистов, олигархов, и вообще кого попало. Стоит представить эту «духовную» (точнее, духовитую) кучу в компактном виде – и пропал образ штатного «эталона нравственности».

Примерно это случилось с Церетели, Салаховым, Чаркиным и Михалковым, написавшими подобострастное письмо Путину «от имени всех представителей творческих профессий в России». Сразу же после публикации письма в «Российской газете» от 16 октября 2007, все четверо были показательно и безжалостно обработаны блоггерами.

Фигура, вещающий о «высоких идеалах», будучи при этом измазана неаппетитными продуктами собственного метаболизма, выглядит смешно и дискредитирует своих хозяев, а потому – будет снята с шахматной доски, как битая пешка. По мере развития процесса, будет расти взаимное недоверие. Сообщества деятелей культуры представляют собой такой свинарник в котором каждый при случае готов оттолкнуть от корыта своего творческого собрата. Начнутся поиски и шельмование ренегатов в своей среде – очень поучительное зрелище. Тот, кто не видел, может ознакомиться с материалами заседаний творческих союзов времен реального социализма – в порядке избавления от иллюзий.

Не забудем и про то, что телеведущие обожают смаковать всяческие грязные истории. Они чувствуют ложку дерьма за километр – как акула в море чует каплю крови. Любой публичный деятель культуры, от которого запахнет, окажется растерзан под свист взлетающих рейтнгов (массовый зритель обожает смотреть, как падают кумиры).

Показательно распотрошив некоторое количество деятелей культуры, можно начинать писать письма против клерикализации. Очень короткие и предельно конкретные:
«Любой желтоухий пес, гавкнувший: введем ОПК - будет закопан».
Будем учиться лаконичности и содержательности у Чингисхана. Умный был человек.


6. Готова и наша ботва?

«Когда на планете ему стало тесно, наступил новый кризис: молодое поколение картофеля, снедаемое жаждой подвигов, стремилось содеять что-либо необычайное, совершенно новое для растений. Вытянув ботву к небесам, оно достало до снующих там каменных осколков».

Чтобы реализовать все описанное в п. 5., когнитариату необходимо стать номадами, не испытывающими пиетета ни перед чем. Надо вылечиться от инфекции т.н. «культурных кодов» - засевших в мозгу словосочетаний из литературной классики, графических символов из классической живописи и героических образов из классической истории. От всей этой шелухи, позволяющей «деятелям культуры» манипулировать обществом.

Чтобы разговаривать с деятелями культуры и консервативной политики на языке Чингисхана (в частности – в вопросе об ОПК), надо освободиться от иллюзий и увидеть этих персонажей такими, какие они есть. Они - паразиты, и это - главное. Отсутствие человеческого достоинства и пристрастие к лизоблюдству – уже вторичные качества. Любая дискуссия с ними должна начинаться с открытой констатации данного факта.

Попытки представить художественную и религиозную культуру, как нечто особенное, лежащее в «духовно-нравственной сфере», подлежат жесточайшему пресечению.
Эта часть культуры должна быть очищена от иерархии «классических» образов и кодов, и стать тем, чем ей и положено быть в постиндустриальном обществе – частью сферы интеллектуальных развлечений и эстетической коммуникации (а не инструментом нравственных поучений). Поясняю на примерах:

Студенческая телефонная служба Великобритании при поддержке профессора литературы Джона Сазерленда, лорда Нортклиффа, перевела литературную классику на язык SMS-сообщений. Потери информации не происходит, но все архаичные коды - заклинания выдавливаются в мусорное ведро. Лорд Нортклифф знал, как нанести самый болезненный удар консерватором – не даром целая свора блюстителей морали закричала, что SMS-язык надо запретить, т.к. он портит «нашу молодежь». Оцените наглость: «их» молодежь!

Джон Хенсон при поддержке Роуэна Уильямса, архиепископа Кентерберийского, перевел библию без «культурных кодов». «Спасение» в ней названо совершенствованием, а титул Иисуса «Сын Человеческий» заменен на характеристику «полноценная личность». В сцене с торговцами в храме Иисус говорит не «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры» а «Пошли вон отсюда, лживые попы!». Особенно тронули читателей поучения апостола Павла о сексе: «Некоторые из вас думают, что лучший способ для мужчин и женщин решить проблемы с сексом - это избегать друг друга. Я думаю, что это скорее приведет к сексуальным преступлениям. Я советую, чтобы каждый нашел себе регулярного партнера. Муж и жена должны стремиться удовлетворять сексуальные потребности друг друга».
Возмущенный вопль блюстителей морали был слышен аж на другой стороне Ла-Манша.

Кто-то спросит: «неужели вам не жалко всей классической эстетики, что вы готовы так легко принести ее в жертву научно-техническому прогрессу? А как же Пушкин…?».
Отвечу: Да не случится ничего с Пушкиным! Конечно, следующие поколения поймут Пушкина иначе, чем мы (а мы понимаем его иначе, чем наши деды). У каждой эпохи своя эстетика, которая не хуже и не лучше прошлой. Новые поколения дадут трактовки старых художественных образов, соответствующие новому уровню и стилю жизни.

Античный Эзоп не говорил слов «выпей море, Ксанф», и «где здесь пропасть для свободных людей». Эта новая трактовка видит Эзопа с современной точки зрения на свободу, соответствующей новой культурной эпохе (определение культуры - см. выше).
Официозные штампы вокруг классической культуры - атрибут умершей эпохи. Их пора хоронить вместе с т.н. «культурными кодами» – априорной иерархией ценностей и мистическим нравственным центризмом. Активные распространители этих кодов должны уйти. Если они не уходят сами - им надо помочь это сделать.
Ботва крепка и танки – наши.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 8 comments