Александр Розов (alex_rozoff) wrote,
Александр Розов
alex_rozoff

Categories:

Вторжение в личное пространство. Человек и бультерьер - о невербальном регулировании.

При обсуждении феномена выученной беспомощности и стокгольмского синдрома (применительно, в частности к самодурству начальства на работе) участник Geralt задал вопрос:
- Где граница между декларируемой в посте "выученной беспомощностью" и компромиссами, на которые приходится идти, чтобы уживаться и выживать в обществе?"

Мой ответ:
- В экстремальной конфликтологии такая модель называется "лисичка на крылечке зайчика".
Она показывает. что границы не вербализуются, поскольку определены довербальной зоопсихологией приматов.
Это не описывается словами, однако легко опознается любым высшим стайным приматом (даже не только человеком) с первого взгляда.
Есть ряд эвристик о личных границах применительно к разным типам отношений.
В трудовых отношениях эвристика такова: начальник ни при каких обстоятельствах не может требовать от подчиненного ничего, что выходит за рамки контракта, а контракт не может содержать никаких обязанностей работника, не связанных прямо и объяснимо с направлением и целью данной трудовой деятельности.

Последовали три дополнительных вопроса Geralt'а:
1) А если не опознаётся, то это... неправильный примат? [саркастически]
2) [Начальник] требовать не может, а просить?
3) Например популярные в наше время командостроения... Можно ли требовать от сотрудника участия в построении команды?

Далее высказывания участников показали, что имеет смысл обсудить вопрос детальнее.
Начнем с модели: "лисичка на крылечке зайчика".

Сюжет взят из сказки (известной у славянских и германских народов).
Бездомная лисичка приходит дому зайчика, и просит: "можно я во дворе посижу?".
Зайчик разрешает, и через некоторое время лисичка заходит в дом с вопросом: "можно я у печки погреюсь?".
Зайчик чувствует некоторые сомнения, но он растерян, и пользуясь этим, лисичка занимает место у печки. Так она вторгается глубоко в личное пространство хозяина дома. Еще через некоторое время, лисичка уверенно говорит: "пожалуй, полежу-ка я на кровати".
Зайчик психологически подавлен, не может возразить, и лисичка занимает кровать. А через некоторое время она объявляет: "знаешь, зайчик, тут в доме и так тесно, так что иди-ка ты во двор".
Дальше сказка имеет разные продолжения, но в плане модели тут ставится точка.

Теперь поставим на место зайчика - бультерьера (тоже сказочного, разумеется).
Возможно, он разрешит лисичке посидеть во дворе, однако вряд ли у нее возникнет желание сунуть нос в дом (не говоря уже о том, чтобы занять место у печки). Она по невербальным сигналам (позе, взгляду, линии губ хозяина дома) поймет: первый же шаг через порог, и дело мгновенно дойдет до зубов.

В случае зайчика невербальные сигналы будут иными: выражающие неуверенность, неспособность ответить мгновенным пресекающим действием. И, пользуясь этой неуверенностью своего визави, она далее в три хода выгоняет его из дома во двор.

Теперь возвращаясь к трем вопросам Geralt'а:
1). Невербальная реакция опознается ВСЕГДА и ВСЕМИ (кроме, разве что, клинических дебилов). Любой человек распознает реакцию другого человека на вторжение в личное пространство. Более, того любой человек распознает даже реакцию собаки или кошки на протянутую к ней руку. Можно гадать - врожденная это способность к распознаванию, или приобретенная в раннем детстве, но так или иначе: у любого взрослого человека эта способность хорошо развита.
Далее (возвращаясь к отношениям между людьми):
- Нормальный человек не будет нарушать личное пространство другого, и остановится если почувствует ЛЮБУЮ негативную реакцию (растерянную подавленность в стиле зайчика, или готовность пресечения в стиле бультерьера)
- Социопат - деприватор, подавляющая личность (а таковыми являются, в частности, авторитарные начальники) дифференцирует реакции. Он остановится, если чувствует реакцию "бультерьер", но сделает шаг вперед если чувствует реакцию "зайчик".
2) В вопросе: "может ли начальник не требовать, а просить у подчиненного сделать что-то вне контракта?" заложено противоречие. Если начальник ПРОСИТ, то он выходит из социальной роли начальника, и вопрос теряет смысл. Но если начальник просит ОСТАВАЯСЬ в роли начальника, то это уже не просьба, а ПРИКАЗ, лишь замаскированны под просьбу.
3) Начальник, требующий от сотрудника участия в построении команды (если это не часть контракта), вторгается в личное пространство. В этот момент он либо подавляет личность адресата просьбы, либо провоцирует конфликт. Команда так не строится. Так фильтруется персонал, уходят люди нормальным чувством собственного достоинства, и остаются лишь подавленные. Так строится тоталитарная секта с "харизматическим лидером", но это другая история. Тут лишь отметим: начальник, который устраивает построение команды в приказном порядке - это деприватор. На самом деле он стремиться построить не команду, а аналог секты. Т.е. он стремиться перейти границы контракта и установить свой контроль над личным пространством контрактных сотрудников.
Заметим: сказанное вовсе не значит обязательности отказа этичного начальника от методов построения команды. Просто, участие в таких действиях должно быть обусловлено не приказом, а умением пробудить любопытство и естественный интерес к неизвестной продуктивной деятельности. Вот так это работает при корректном подходе.

Рассмотренный круг вопросов это лишь малый сегмент области применения модели "лисичка на крылечке зайчика". О других сегментах - как-нибудь в другой раз.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 258 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →