April 12th, 2006

Лунная одиссея 1969

9 января 1969 года НАСА официально объявило о составе первого экипажа для полета на Луну. Счастливчиками оказались Нейл Армстронг, назначенный командиром «Аполлона-11», Эдвин Олдрин и Майкл Коллинз. Все три астронавта, безусловно, были личностями, людьми, обладающими независимым мышлением.
Армстронг молчалив, сдержан, его даже с большой натяжкой нельзя назвать искусным оратором. Коллинз — полная ему противоположность: открыт, обаятелен; его речь, обильно украшенная шутками, льется легко и свободно. В каждом слове и жесте чувствуется светское воспитание. Олдрин в этом отношении находится где-то посередине. Он не так речист, как Коллинз, но и не так молчалив, как Армстронг.
В детстве маленькая сестричка Олдрина, не выговаривая слово «бразер», означающее по-английски «брат», называла его «баз», и эта кличка навсегда прилипла к Эдвину. Когда придет время, даже президент США так обратится к нему.
Командиром «Аполлона-11» Армстронг был выбран не случайно. Армстронг удовлетворял самым высоким требованиям: воевал, летал на «ИКС-15», проявил находчивость и мужество при аварии на «Джемини-8». У всех еще была свежа в памяти авария экспериментальной летающей модели лунной кабины, когда только самообладание Армстронга спасло ему жизнь. Опасности словно преследовали его. В отряде астронавтов не было никого, кто столько раз оказывался в экстремальных ситуациях и с честью выходил из них.
Пятого июля почти весь день был посвящен встречам с журналистами
Журналист (Армстронгу). Вы возьмете с собой на память камешек с Луны?
Армстронг. На этот счет мы не получали никаких указаний...
Журналист. Скажите, пожалуйста, исходя из вашего опыта, будут ли те два с половиной часа, которые вы проведете в космическом корабле перед стартом, самыми напряженными для вас, точно ожидание в приемной у дантиста?
Армстронг. Как раз этот этап нами очень хорошо отработан. Здесь для нас нет ничего нового...
И так на протяжении всей беседы. Вопросы выглядели интереснее ответов, в которых не было ни искорки эмоций, ни отражения внутренних ощущений и уж тем более вполне оправданных перед столь рискованным делом душевных переживаний. Астронавты, словно скафандром от космоса, отгородили от всех свой внутренний мир, строго следя за тем, чтобы кто-нибудь коварно не переступил его порог.
Журналист. Что вы станете делать, если обнаружите, что не сможете взлететь с Луны: начнете молиться, станете сочинять предсмертные послания близким или оставите на Луне лишь подробную информацию о случившемся?
Армстронг. Не стоит думать о неприятностях.
Олдрин. Я, скорее всего, потрачу оставшееся время на то, чтобы попытаться исправить взлетный двигатель.
Ничего сокровенного так и не удалось услышать журналистам в этих коротких, лаконичных ответах, никому не удалось узнать, что творилось в душах астронавтов в эти последние несколько дней перед запуском «Аполлона-11».
Стодесятиметровая ракета-носитель «Сатурн-5» стояла на стартовом столе, искусно освещаемая по ночам лучами прожекторов. Она была видна за много километров вокруг. Старт ее можно было наблюдать с расстояния 150 километров. В районы, прилегающие к космодрому, за несколько дней до старта стали стекаться сотни тысяч людей, желающих приобщиться к этому всемирно-историческому событию.
На одном из предполетных приемов Вернер фон Браун в ответ на вопрос, каково, по его мнению, значение полета на Луну, ответил: «Я думаю, что это событие равноценно по важности тому этапу эволюции жизни на Земле, когда она из воды выплеснулась на сушу».
И вот наступил долгожданный день 16 июля 1969 года. Была среда.
Collapse )

Иван Ефремов. Космос и палеонтология

На пороге космической эры, в эпоху бурного и пока еще слабо
организованного развития науки, многие ее отрасли подвергаются переоценке.
Не избежала общей участи и палеонтология. С первого взгляда трудно уловить
связь между дисциплиной, извлекающей из земных недр остатки жизни давно
прошедших времен, и устремляющимися в бездны космоса науками о небе и
превращениях материи во Вселенной.
Ощущение грандиозной перспективы человеческих стремлений к познанию и
возможностей, открывающихся в космосе, предчувствие встреч с братьями по
разуму, контрастирует с утратой последних тайн нашей родной планеты, самые
отдаленные места которой вскоре могут быть достигнуты лишь за немногие
часы полета.
Становясь более взрослыми космически, мы начинаем понимать те величайшие
трудности, с какими предстоит сразиться, прежде чем уверенно ступить за
порог космоса, став сначала на ближайшие планеты нашего Солнца, а затем и
отправиться к другим звездным мирам.
Collapse )

Наша растущая Галактика

Барт Ваккер (Bart P. Wakker), Филипп Рихтер (Philipp Richter)

Проксима Центавра находится на расстоянии 4,22 световых года от Солнца. Это самая близкая к нам из всех известных сегодня звезд. Ее можно рассмотреть только в телескоп как объект 11-й звездной величины в южном созвездии Центавра. Эта маленькая красная звездочка, член тройной звездной системы Альфа Центавра (см. изображение слева), была открыта только в 1915 г. шотландским астрономом Робертом Иннесом (1861 — 1933). Самая же яркая звезда в системе — Альфа Центавра А (4,35 светового года от Солнца), называемая Ригель (нога) Центавра — ярчайшая звезда созвездия. Она очень похожа на наше Солнце, но находится дальше Проксимы. Альфа Центавра А была известна с древнейших времен, являясь четвертой по яркости звездой на ночном небе. Яркие звезды Альфа Центавра А и В составляют тесную двойную систему. Расстояние между ними — 23 астрономические единицы, это немного больше расстояния от Солнца до Урана. А вот Проксима отстоит от этой пары на расстоянии 13 000 а.е. (или 0,2056 светового года, что в 400 раз больше, чем расстояние от Солнца до Нептуна). Все они обращаются вокруг общего центра масс, но период обращения Проксимы Центавра исчисляется миллионами лет, поэтому она еще долго останется для нас "ближайшей" (через 9000 лет самой близкой к Солнцу звездой станет быстро движущаяся в нашу сторону звезда Барнарда).
Collapse )

Колонизация Марса: люди и аборигены

(по материалам cnews.ru и newspoles.ru)

Пилотируемые полеты на Марс

6 апреля 2005 руководитель Федерального космического агентства Анатолий Перминов заявил, что Россия всерьез рассматривает реализацию пилотируемых программ по экспедициям на Луну и Марс, а для подготовки к будущим межпланетным экспедициям будет использоваться опыт построения и эксплуатации МКС. По его словам, пилотируемые полеты к Луне должны возобновиться в 2015-2020 гг., а начало полетов на Марс планируется к 2030 году.
В тоже время, сотрудники Европейского космического агентства (ЕКА), как и их американские коллеги, также планируют начать работу по подготовке пилотируемого полета на Красную планету. Такая экспедиция, в лучшем случае, состоится не ранее 2024 года. Полету людей на Марс будет предшествовать отправка туда новых автоматических аппаратов и пилотируемый полет на Луну. Сейчас в планах ЕКА значатся две экспедиции на Марс. В рамках первой из них – Exo Mars – в 2009 году на планету будет отправлен европейский марсоход. А в 2011-2014 гг., в рамках проекта Mars Sample Return, к Марсу стартует аппарат, который должен будет отобрать образцы грунта планеты и доставить их на Землю. До отправки людей на Красную планету полетит беспилотный вариант межпланетного корабля, для проверки работы всех его систем.
Теперь немного расскажем о научных разработках, которые могут использоваться для пилотируемого полета на Марс.
Collapse )

Моби Дик и все-все-все.(мини новелла из далекого будущего)

...Считайте, что вы в театре, а я – актер, который играет для вас античную трагедию. А он (Ашбел кивнул в сторону Моби Дика) он будет или моим ассистентом – независимо от того, сочтете вы его живым существом или облачком космической пыли. Его зовут Моби Дик. Живой он или нет, но его так назвали и я не вижу причин отнимать у него это имя. Так или иначе, он поможет мне рассуждать о космосе, о вечности, и о прочих тому подобных вещах. Ведь у Моби Дика гораздо более тесные отношения с космосом и с вечностью, чем у кого-либо другого из нас. Три миллиарда лет он странствует по окраинам галактики. Он видел, как вспыхивали и гасли звезды, был свидетелем возникновения планетных систем, наблюдал грандиозные взрывы сверхновых и рождения черных дыр. Сколько опасностей подстерегали его в пути: мощные потоки звездного ветра могли нарушить его хрупкое внутреннее равновесие, притяжение массивных тел могло разорвать его на части, наконец какой-нибудь блуждающий астероид мог размазать его по окружающему пространству, превратив в веер разлетающихся пылинок…
Collapse )