December 9th, 2018

Факультатив Хроника секса для школьников AoC. 4: массовая любовь - продукт пуританства.

"Я беру тебя в свои законные жены, чтобы, начиная с этого дня, в согласии со Божьим святым установлением, любить тебя и заботиться о тебе в радости и в горе, в богатстве и в бедности, в болезни и здравии, пока смерть не разлучит нас." (текст брачной клятвы).
Эта абракадабра, ставшая популярной в Америке и Европе с подачи голливудской "фабрики грез", является слегка художественно переработанным фрагментом англиканской Книги Общих Молитв 1549 года в "колониальной" пуританской редакции времен Кодекса Пилигримов (1620 года).

Как все догматические тексты англиканства, эта конструкция является гибридной. С одной стороны, она содержит элементы католической теологии, опирающейся на философию Аристотеля, препарированную св. Фомой Аквинатом (ниже будет показано, что формула "в радости и в горе" извращенно заимствована из определения любви, данного Аристотелем). С другой стороны. она содержит доктрины пуританской теологии, разработанные Жаном Кальвином. Вообще, пуританское правление в Хеневе. в Лондоне и в Салеме показывает, что библейский буржуазный фанатизм низводит людей до уровня скота даже эффективнее, чем это делает абсолютная феодальная монархия.

Пуританство принципиально на различает понятия "я желаю" (таково мое эмоциональное стремление) и "я должен" (такова моя религиозная обязанность) - именно поэтому для пуританства характерен запрет всяческих удовольствий. Брачный оксюморон "клянусь любить" имеет именно такое происхождение. С пуританской позиции, человек (если он не одержим демоном зла) не может не желать того, что предписано религией, и не может желать чего-то иного, тем более - желать того, что осуждается религией. Отсюда еще один оксюморон: "греховное желание". Любовь в нынешней общеупотребительной социальной трактовке, соответствует параноидальной пуританской доктрине, а не определению Аристотеля (весьма здравому), которое будет приведен ниже.
Collapse )