March 5th, 2020

Фрагмент из книги - о праве на аборт, о религии, и о философии защиты первого от второго.

- «WIN Television», Сидней. Добрый вечер! В студии Берилл Коллинз. У нас в гостях Эйнар Рауди, один из шести верховных судей Меганезии. Он согласился ответить на некоторые вопросы, которые волнуют австралийцев в связи с последними событиями в Меганезии, да и не только. Речь идет, конечно же, о таблетках «XE-2», которые появились в продаже около 2 недель назад, и которые пресса уже окрестила «Invisible death». Мы поговорим об акциях, направленных против их свободной продажи, и о жестких действиях властей Меганезии... Допустим, XE-2 эффективен, безопасен, и предельно прост в применении. Одна таблетка и беременности конец. Никаких проблем. Ничего такого, что могло бы заставить женщину задуматься: а правильно ли она поступает?
- Вообще-то, - заметил судья, - заставлять задуматься, это не функция лекарства. Ну, разве что, за исключением лекарств от слабоумия, а здесь не тот случай.
- Но Эйнар, вы же, не будете спорить, что беременность, это не то же самое, что, грипп. Я имею в виду, беременность, это не болезнь, а появление новой жизни. Откуда возьмется следующее поколение, если женщины будут в массовом порядке глотать эти таблетки?
- А с чего бы женщины стали делать это в массовом порядке? - удивился судья, - Если в стране хорошие социальные условия, то женщины делают это довольно редко. И они не будут делать аборт только потому, что это просто и безопасно. Если женщина находится в условиях комфорта и безопасности, она, как правило, предпочитает рожать.
- Извините, но тут вы ошибаетесь, - возразила Берилл, - именно в тех странах, где высокий уровень жизни, высокоразвитая медицина и значительные социальные пособия, женщины рожают меньше всего. И, конечно, это не может не беспокоить общество.
- Отделим китов от планктона, - предложил Эйнар, - то есть, проблему рождаемости от проблемы абортов. Начнем с первой. В развитых странах, например в вашей, женщины, как правило, просто не допускают беременности, пользуясь обычными контрацептивами. И они так часто этого не допускают, что рождаемость падает ниже критической.
- Несмотря на хорошие социальные условия, - добавила Берилл.
- Э, нет, - возразил судья, - Женщина это лучший индикатор. Если она не хочет рожать, значит с социальными условиями что-то неладно. Вот пример с тем же XE-2. Возьмем развитую страну, не обязательно вашу. Пусть это будет ЕС, где свободную продажу XE-2 тоже запретили. Почему? Потому, что экстремисты пригрозили уличными беспорядками, если запрет не будет введен, а правительство испугалось и пошло у них на поводу. Что в этом случае думает женщина? Если правительство боится кучки аутло, то защитит ли оно меня и будущего ребенка? Очевидно, нет. Это негодные социальные условия.
- А если полиция стреляет из автоматов по людям, которые просто собрались на улице, то это замечательные социальные условия? - ехидно поинтересовалась она.
Collapse )

Капитан Очевидность вломился в экономику ЕС: люди не инвестируют в минусовой процент

О перепроизводстве денег рассказано тут https://alex-rozoff.livejournal.com/136641.html
Повторю основные моменты, прежде чем перейти к абсурду и комичности сегодняшней ситуации.
При капитализме деньги делают деньги. Иначе говоря: любая кредитная ставка (процент за пользование чужими заемными деньгами) плюсовая по определению. Деньги - всеобщий эквивалент цены, значит за деньги можно купить любую полезную вещь. За пользование чужой полезной вещью взимается арендная плата. За пользование чужими деньгами (эквивалентом цены любой полезной вещи) взимается эквивалент арендной платы.
При финансиализме (современном глобальном строе, который притворяется капитализмом)деньги - это самостоятельный товар, производимый в виде цифр в банковском компьютере. В силу почти нулевой себестоимости, эти цифровые деньги - крайне рентабельный товар. Поэтому большинство инвестиций уходит в производство цифровых денег (и производных "пузырчатых" цифровых активов). Это приносит колоссальные прибыли, но лишь пока в цифровых денежных и производных пузырях есть потребность, т.е. пока не случилось перепроизводство.
Цифровые деньги, производимые банками - основа государственного строя, без них строй просто рухнет. Поэтому государство административно принуждает всех субъектов рынка иметь дело с этим токсичным товаром - это делается так:
1 - Избыточно произведенные деньги сбрасываются из банков - крупным инвесторам через кредиты с минусовой ставкой (премией за то, что инвестор куда-то спихивает эти деньги).
2 - Чтобы перепроизводство цифровых денег не привело к их обесцениванию, избыток денег изымается путем фантастических налогов (на спасение климата, или на смазывание земной оси) и путем минусовой ставки по депозитам (последовательным уничтожением цифровых денег, которые оказались на счетах у хозяйствующих субъектов).
Очевидно, что субъект может спасти деньги от минусового процента по депозитам, если будет хранить деньги не в цифровой форме на счету, а в бумажной форме (кэш в в чулане). Но если субъекты поступают так, то схема дурного оборота избыточных денег - сломается.
Вот почему адепты финансиализма с борются с кэшем, как инквизиторы с ведьмами:
https://inosmi.ru/economic/20200227/246943388.html
Но, цифровая святая вода не работает против ведьмы по имени Кэш, и - шоу начинается!
Collapse )