July 5th, 2020

Сверхбогатая элита в хроническом страхе перед нищим прекариатом.

Данное эссе является прологом к конспекту по нонфутурологии (прикладной теории небудущего), об истоках которой рассказывалось тут:
2020-05-13 «Нонфутурология. Будущее умерло - как и было обещано. Разбираемся в мире небудущего».
https://alex-rozoff.livejournal.com/245704.html
В нескольких любительских сетевых опросах, мне удалось установить, что большинство участников видят социальный тренд и соответственно, ситуацию 2050-го года, как нечто наподобие нового рабовладельческого общества, где:
- Есть малочисленный класс элиты (E) - новых рабовладельцев, проводящих жизнь в роскоши и праздности, с доступом к множеству благ, недоступных остальным.
- Есть несколько более многочисленный класс лакеев элиты (L) – с несколько меньшим, однако тоже очень высоким уровнем доступа к благам.
- В классе лакеев элиты иногда выделяют класс интеллектуалов (I) – с тем же уровнем доступа к благам, что и (L). Эти интеллектуалы конструируют тренды, управляющие обществом в интересах элиты.
- Есть многочисленный класс прекариата (P) – по сути, рабы – чернорабочие с частичной занятостью, производящие все материальные блага, но сами получающие очень мало благ.
- Незанятая (U) часть прекариата, получающая биологический минимум благ, либо даже менее того.
...В какой-то мере это похоже на схему Гай Стэндинга, опубликованную в 2014-м:
И в какой-то мере эта схема опирается на практически существующую кастовую схему Силиконовой долины, как она видится местным жителям, см: «Как Кремниевая долина превратилась в кастовое общество. Бывший менеджер Facebook Антонио Гарсиа Мартинес считает, что в Сан-Франциско и окрестностях сложилась жесткая кастовая система, которая может закончиться не то революцией, не то чем-то еще похлеще»
https://ideanomics.ru/articles/14584
Может показаться, что прогноз распространения социальной схемы Силиконовой долины на все общество в развитых странах – обоснован. Ведь Силиконовая долина считается продвинутым прообразом будущего. Однако, тут есть несколько важных «но», которые разворачивающих текущую ситуацию и прогноз на будущее чуть ли не до диаметральной противоположности.

Итак:
Collapse )

Работа элитных интеллектуалов - как аспект в нонфутурологии (прикладной теории небудущего)

В прологе (https://alex-rozoff.livejournal.com/263797.html) "Сверхбогатая элита в хроническом страхе перед нищим прекариатом", был анонсирован вопрос: зачем и над чем работает элита и около-элитные классы?
Они, хотя сверхбогаты, но работают на износ (вплоть до 80-часовой рабочей недели):
https://ideanomics.ru/articles/4406
https://ideanomics.ru/articles/1989
Итак, чем они заняты? Ответ из первых рук: «Мы заставляем людей делать то, чего они не хотят»
Зависимость от соцсетей и смартфонов стала катастрофической, и это все более очевидно: даже сами создатели популярных технологий отказываются их использовать, пишет The Guardian
https://ideanomics.ru/articles/10848
(цитирую выборочно) Джастин Розенштейн заблокировал в своем ноутбуке Reddit, удалился из Snapchat, который он сравнивает с героином, и установил лимит на использование Facebook. Но даже этого окзалось недостаточно. В августе 34-летний технический директор предпринял более радикальный шаг, чтобы защитить себя от социальных сетей и других вызывающих зависимость технологий. Розенштейн купил новый iPhone и попросил своего помощника установить родительский контроль, чтобы исключить возможность загружать какие бы то ни было приложения.
Он был чрезвычайно озабочен «лайками» на Facebook. И вот какая история: он — тот самый инженер Facebook, который придумал кнопку «нравится».
Спустя десятилетие после того, как он всю писал прототип этой «потрясающей», как ее потом назвали, кнопки, Розенштейн примкнул к небольшой, но растущей группе еретиков Кремниевой долины, протестующих против роста так называемой «экономики внимания». Среди этих протестующих редко встретишь основателей или руководителей компаний — у них мало стимулов отказываться от мантры, что их бизнес делает мир лучше. Недовольные, как правило, работают на ступеньку или две ниже по корпоративной лестнице: разработчики, инженеры и менеджеры по продуктам, которые, подобно Розенштейну, сначала строили основу цифрового мира, а теперь пытаются себя из этого мира вытащить. «Так часто бывает, что люди создают что-то с лучшими намерениями, а получают непредвиденные негативные последствия», — говорит Розенштейн.
Розенштейн, который также участвовал в создании Gchat во время работы в Google, больше всего встревожен психологическим воздействием технологий на людей. Растет обеспокоенность, что технологии не только вызывают зависимость, но и серьезно ограничивают способность людей сосредоточиваться, а также, возможно, снижают IQ.
Collapse )