March 15th, 2021

Суперкризис от того, что рост производства и потребления сменяется ростом кредитования и продаж

Трудоемкий сектор услуг поглощает рабочее время, но создает мало новой стоимости*. Эти слова звучат, как оскорбление религиозных чувств глобальной веры в Экономику Услуг (поливаемую живительными Финансами и опыляемую священной Цифровизацией). В официальной экономике стало хорошим тоном не замечать, что материальные вещи создаются не услугами по продаже, а работами в материальном секторе. Тот банальный факт, что услуги это в основном ИЗДЕРЖКИ, цена которых ложится на потребительские ТОВАРЫ возникающие в ПРОИЗВОДСТВЕ - давно стал считаться непристойным и богохульным. А теперь - по порядку.

В конце 1970-х, после Ямайского кредитно-финансового переворота (отвязавшего эмиссию денег от материального эквивалента), произошел переход ведущих экономик мира со стратегии роста эффективности производства и потребления - к стратегии роста эффективности кредитования и продаж.
Это стало экономической катастрофой, отложенной примерно на однин трудовой цикл поколения людей (т.е. примерно на 45 лет) - но тогда, в конце 1970-х, об этом не принято было говорить. В середине 1980-х об этом негромко сказал лауреат Нобелевской премии экономист Роберт Солоу - но его предпочли не услышать.
В 2008-м перспектива катастрофа стала уже очевидной - но ее предпочли не замметить, и продолжить накачку кредитов, радуясь затем росту продаж в денежном выражении (вот, видите, экономика выходит из Великой рецессии).
Экономика, разумеется, никуда не вышла, и 2018-м обвал был констатирован уже на уровне официальных экономистов OECD/ОЭСР.
Тогда произошло некое шевеление в финансовом истеблишменте**, но оно носило скорее характер смутной тревоги и готовности платить за ее устранение, нежели осознанного намерения сделать что-либо конструктивное со сложившейся неработоспособной системой. Дальше началась т.н. "пандемиия" и "Великий локдаун", в котором некоторые персоны истеблишмента поспешили увидеть простое решение (т.н. "Великую перезагрузку"). Но к лету 2020 стало ясно, что вместо Великой перезагрузуки получается Великая перегрузка, и Система крошится на глазах. Политические предпочтения (например) молодых американцев за полгода поменялись от 50:43 в пользу капитализма на 47:46 в пользу социализма***.

А затем, 3 ноября 2020, вышла книга "Automation and the Future of Work" (Aaron Benanav), в которой кошка впервые за полвека была названа кошкой.
Collapse )