Александр Розов (alex_rozoff) wrote,
Александр Розов
alex_rozoff

Category:

Если глянцевые эротические журналы в эпицентре политики, то это беда хуже атомной войны

Разговор совсем не о глянцевых журналах, и в общем, не об эротике. Разговор о принципах, по которым общество либо конструктивно развивается, либо фатально деградирует. А поводом к разговору будет интервью* Александра Маленкова (главного редактора журнала "MAXIM")**
В начале просто ЦИТАТЫ:
- Климат изменился: политкорректность, феминизм, новое ханжество — все это есть. Опосредованно, не через восприятие аудитории, а, скорее, через бизнес, где стали с большей настороженностью относиться к любому проявлению либертарианства, и к эротике, в том числе. Цена ошибки в западном мире очень возросла, и это докатывается до России. Ты можешь лишиться рекламного контракта или даже быть изгнанным — мы все знаем, как это бывает. Все стали очень осторожными. И на всякий случай предпочитают не рисковать. И вот из-за этого «лучше не рисковать» мы имеем мощнейшую цензуру. То, что раньше можно было использовать как хитрый коммерческий ход: мы публикуем эротические фотки звезд, имеем бешеные тиражи, а за это имеем бешеные рекламные доходы — сейчас не работает. Рекламодатели просто не пойдут. На всякий случай. Потому что это какой-то подозрительный контент. Такая эпоха настала, невеселая.
— Мы стали печатать более одетые фотографии. Но даже «Ашан», допустим, заклеивает блямбой «все интересное внутри». Под эротический контент Яндекс.Дзена или Facebook может попасть даже девушка с голым животом.
(ответ на вопрос репортера о системе ценностей редакции "MAXIM"):
- Я постараюсь назвать основные: свобода, широкий кругозор, терпимость, толерантность (во многих смыслах), рационализм, атеизм. Здравый смысл можно вынести на наше знамя.
- Я — борец с политкорректностью, потому что она противоречит такой ценности, как свобода. Потому что политкорректность — это самая жесткая цензура со времен тоталитаризма.

(ответ на вопрос репортера: "Думаю, вы знаете издание Wonderzine. У них однажды статья вышла под названием «Секс перестал продавать». Это так?"):
— Да. Потому что продажи теперь осуществляются через посредника. Если раньше между журналом и покупателем никто не стоял (максимум киоски или полка в супермаркете), то сейчас — соцстети или агрегатор. И эти посредники начали вводить свои правила: они, как я говорил, на всякий случай цензурят. И делают это строже государства.
- Человечество сейчас встало перед странной, на первый взгляд, дилеммой: выбирать между безопасностью и свободой. Потому что, как выяснилось, свобода была достаточно опасной вещью. И из ста человек, радостно пользующихся свободой, один обжигался... И ради безопасности одного остальным 99-ти теперь приходится следовать множеству ограничений.
- Я за свободу. За то, чтобы взрослый человек сам понимал свои риски, и не подвергался запретам на риски... Этот патернализм, навязываемый сверху, порождает инфантилизм снизу: люди становятся менее ответственными. Нас приучают жить в безопасном мире, где кругом мягкие стены как в детском саду или в психушке. Нам заведомо ограничивает все, что может травмировать. А жизнь — штука травматичная. И мы движемся в стерильный, скучнейший и безопасный мир. Особенно виртуальная его часть. Все закончится тем, что люди перестанут размножаться вживую, и законодатели перекрестятся. Потому что виртуальный секс не так опасен… хотя, я уверен, возникнет термин «виртуальное сексуальное насилие».
- Выбирать, с кем тебе заниматься сексом, — это неотъемлемая свобода человека. Да, у нас [в журнале Maxim] гетеросексуальные ценности, мы любуемся женщинами, поскольку довольно патриархальны в этом плане. Что не значит, что мы против того, что не продвигаем. Это из серии — я не разделяю ваши убеждения, но за ваше право их высказывать я готов отдать жизнь. Я, конечно, жизнь, может и не готов отдавать, но, в общем, поддерживаю право людей жить так, как они считают нужным, если это не вредит другим.
КОНЕЦ ЦИТИРОВАНИЯ.

Примечание: термин «виртуальное сексуальное насилие» УЖЕ существует и уже применен в практике уголовного судопроизводства. Первый судебный приговор к тюремному заключению за сексуальное приставание к КАК БЫ малолетнему компьютерному симулякру (т.е. образу без реального оригинала) был вынесен в 2014 году, в Австралии, по т.н. «делу Хэнсена». Гражданин был приговорен судом к тюремному заключению за «интернет - домогательство к малолетнему». При этом «малолетним» был виртуальный робот, изображавший в чате несуществующую 10-летнюю девочку Свити.

Теперь мои комментарии к интервью Александра Маленкова, и в начале - о главном.
Это интервью главреда глянцевого журнала "легкого жанра" оказалось в 100 раз более актуальным политически, чем все выступления официозных комментаторов во всех развитых странах вместе взятых за весь год.
И ключевая фраза интервью - вот эта: "Человечество сейчас встало перед странной, на первый взгляд, дилеммой: выбирать между безопасностью и свободой".
Она является прямым намеком на знаменитое высказывание Бенджамина Франклина, одного - возможно виднейшего - из лидеров движения за независимость США (далее - войны за независимость), соавтора Декларации независимости и Конституции США. Высказывание - вот:
"Те, кто готовы пожертвовать насущной свободой ради малой толики временной безопасности, не достойны ни свободы, ни безопасности". (из официального письма от Ассамблеи Пенсильвании губернатору Томасу Уортону, 11 ноября 1755 года).
Иначе говоря: дилемма "безопасность или свобода" - всегда ложная.
Тот, кто отдает свободу, затем неизбежно лишается безопасности.
Если история чему-то учит, то именно этому.
Качество безопасности может достигаться путем соглашения свободных людей о некоторых чисто утилитарных технических правилах действий в какой-то узкой области (вроде правил пожарной безопасности или правил дорожного движения), причем без всякой возможности расширительного толкования подобных правил.
Но качество безопасности не может стать результатом согласия людей на произвол администрации над ними. Такой произвол лишает людей безопасности априорно и абсолютно.

Кому-то может показаться, что это все о серьезном, а не о КАК БЫ мелочах, про которые говорит Александр Маленков (например о цензуре в агрегаторах и соцсетях в виде запрета изображений типа "девушка с голым животом").
Так вот - это и есть серьезное. В вопросе о свободе нет мелочей. Тем более - если речь об основном инстинкте и о свободе людей следовать этому инстинкту "так, как они считают нужным, если это не вредит другим".
У меня в стартовой книге серии Меганезия центральный персонаж говорит: "Свет всегда сходится клином на какой-то мелочи: картинках, футболках, воздушных шариках. Из этих мелочей складывается наша свобода. Мы учим детей быть свободными именно на таких мелочах. Я прочел в одной старой книжке: свобода – это возможность открыто делать то, что кому-то не нравится. По-моему, очень правильная мысль" (Депортация, 16.03.2008).

В политической истории ни одна администрация не ограничивала свободу и не вводила цензуру ради повышения качества безопасности людей. Речи о безопасности всегда были лишь поводом и камуфляжем, тогда как реальной целью администрации всегда оказывался захват контроля над обществом, и дальнейшая эскалация своего произвола.

Типичный пример: "Сухой закон в США", принятый, якобы, для общественной пользы - устранения рисков от пьянства. Его жертвами стали обычные граждане (качество безопасности которых лишь ухудшилось), а выгоду получили политиканы и мафия. При ограничении свободы никак иначе не бывает.

В настоящее время в любой цивилизованной стране мы наблюдаем, как меры "ограничения свободы ради безопасности" (будь то цензура в сети, или запрет гражданского оружия) ничуть не повышают качество безопасности. Напротив, такие меры лишь повышают криминальные риски для гражданина, к тому же добавляя к криминальным рискам еще и риск полицейских внесудебных репрессий.

Люди находятся в достаточной безопасности лишь если они априори рассматривают любое административное ограничение своей свободы - как жесткое покушение на свою безопасность. И если они не только рассматривают административное ограничение таким образом, но также действуют соответственно жестко, если администрация не откажется от своего намерения ограничить их свободу путем произвола.

Если люди, из боязни каких-то социальных или военных конфликтов, позволяют администрации урезать свои права, то результат для людей оказывается хуже чем любой конфликт и любая война (хоть гражданская, хоть кибернетическая, хоть атомная). Произвол всегда имеет худшие последствия для людей, чем те реальные или (чаще) мнимые беды, от которых он обещает защитить их.

"Конечно, осторожность советует не менять правительств, существующих с давних пор, из-за маловажных или временных причин. И мы, действительно, видим на деле, что люди скорее готовы терпеть зло до последней возможности, чем восстановить свои права, отменив правительственные формы, к которым они привыкли. Но когда длинный ряд злоупотреблений и узурпации, неизменно преследующих одну и ту же цель, обнаруживает намерение предать этот народ во власть неограниченного деспотизма, то он не только имеет право, но и обязан свергнуть такое правительство и на будущее время вверить свою безопасность другой охране." (Декларация Независимости США, 4 июля 1776 г.).
Такие дела.

----------------------
Источники:
*) "К СЕКСУ СТАЛИ ОТНОСИТЬСЯ СЛИШКОМ СЕРЬЕЗНО". Главный редактор журнала Maxim Александр Маленков рассказал ЕТВ об отношении к феминизму, скучному будущему без эротики и движению #metoo.
https://ekburg.tv/articles/sobytija/2019-10-17/k-seksu-stali-otnositsja-slishkom-serezno
**) АЛЕКСАНДР МАЛЕНКОВ Родился в 1972 году в Москве. Окончил Московский институт приборостроения по специальности "прикладная математика". Пять лет работал программистом.
С 1998 года стал постоянным автором журнала "Men's Health", с 2000 - его редактором, а потом и заместителем главного редактора. В 2002 году стал главным редатором нового мужского журнала "MAXIM" и остается им по сей день. последнее обновление информации: 22.03.15
https://www.kino-teatr.ru/kino/screenwriter/ros/281502/bio/
Maxim — международный мужской (с элементами эротики) журнал, имеющий в том числе и русскую версию. Основан в Великобритании в 1995 году. Русская версия выходит ежемесячно с апреля 2002 года. Издается в 24 странах мира.
https://ru.wikipedia.org/wiki/Maxim
Tags: #metoo
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 331 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →