Александр Розов (alex_rozoff) wrote,
Александр Розов
alex_rozoff

Categories:

Натуралистическая этика. Тема 2. (для обсуждения)



2. Научная картина мира, научный взгляд на человека и общества. Натуралистическая этика.

Научный метод: наблюдения, опыт, открытия, обобщение в научных теориях. Отличия псевдонаучных и догматических построений от научных. Примеры. Краткий обзор естественнонаучной картины мира. Понятие о прогрессе. Изменение этики по мере развития человека, общества, науки и технологий. Краткий исторический экскурс. Мифы о происхождении вселенной. Как естественные науки, в ходе общественной практики, исследуют этику и участвуют в ее формировании.


Давайте оглядимся вокруг и посмотрим, что нас окружает. В основном это – результаты применения современных технологий. Улицы, дома, сети, электричество, водопровод, компьютеры, транспорт, медицина… Все это создано путем использования знаний в естественных и точных науках, благодаря научно-прикладным и инженерным методам.

Наши знания постоянно расширяются, уточняются, и применяются для реального улучшения условий жизни людей. Окружающая нас искусственная среда является зримым подтверждением практической полезности этих знаний. Каркас (набор общих закономерностей и принципов) этих знаний о природе называется научной картиной мира. Научная картина мира получается в результате наблюдения природы, практики ее преобразования и обобщения полученных таким образом данных, т.е. это – результат общественной практики, прошедшей проверку опытом. Знания о человеке являются составной частью научной картины мира, поскольку (см. тему 1) человек является частью природы. Строение человека, его анатомия, физиология, биохимия, психика, формы его индивидуального и общественного поведения являются таким же предметом науки, как и любые другие природные явления.

Научная картина мира – это не что-то застывшее. Мы никогда не будем иметь точного и всеобъемлющего представления о свойствах мироздания, но у нас всегда будет научно-технический прогресс, т.е. такое положение дел, при котором завтра мы будем уметь делать больше, чем сегодня, а послезавтра – больше, чем завтра. И мы можем уверенно говорить о том, что какую бы сложную техническую задачу мы себе не вообразили, настанет день, когда наша наука сможет эту задачу решить. Конечно, технология решения будет отличаться от того, которое исходно присутствовало в нашем воображении (роботы оказались непохожи на Голема из пражской сказки, освоение воздушного пространства не произошло с помощью крыльев Икара, а полет к другим планетам не был реализован с помощью пушки, стреляющей жилым модулем). Но решение будет найдено, так или иначе, раньше или позже, и цель, поставленная нашей фантазией, будет достигнута.

С чего начинается наука? Если мы поднимем первый попавшийся реальный камень и начнем всесторонне рассматривать его физические свойства, нам не хватит жизни даже чтобы просто их перечислить. Здесь и вес, и цвет, и твердость, и сложная геометрическая форма, и внутренняя кристаллическая структура, и фактура поверхности, и теплоемкость с теплопроводностью, и температура плавления, и электромагнитные свойства, и так далее, вплоть до небольшой естественной радиоактивности. Чтобы изучать - надо упростить. Упростить – значит договориться, какие именно свойства реального объекта представляют интерес, а какими можно пока пренебречь.

Нашему далекому предку – архантропу (см. тему 1) нужно было от камня одно: чтобы он обладал достаточно удобной формой и подходящим весом, чтобы можно было запустить этот объект в голову другому живому существу (врагу или добыче). Но очень скоро его заинтересовало строение камней. Он научился использовать свойства некоторых камней при ударе расслаиваться, образуя острые пластины. Эти пластины он приделывал к жерди, и получал копье, которым мог охотиться на крупных животных. Заметив способность жерди распрямляться после сгибания, наш предок открыл упругость. Его пока не интересовала тонкая структура растительных тканей, обеспечивающих это свойство, для него было важно лишь свойство согнутой жерди с силой выбрасывать прикрепленный к ней предмет в определенном направлении (желательно – в сторону противника).

Чуть позже, делая эксперименты с жердями, бревнами, ремнями, камнями и прочими доступными предметами, человек изобрел множество механических конструкций, использующих те или иные наборы свойств предметов. Он узнал принципы колеса и рычага, противовеса и клина, весла и паруса. На этом этапе настоятельно потребовалась унификация описаний накопленного интеллектуального богатства – и была изобретена геометрия вместе с механикой. Если раньше люди интуитивно упрощали свойства реальных объектов, рисуя схемы устройств как угодно, лишь бы был понятен принцип действия, то теперь, трудами Пифагора, Фалеса, Архимеда, и многих других античных ученых, появилась каноническая классификация форм предметов, принципы их изображения и методы расчета свойств механических узлов. Так возникло математическое моделирование идеальных физических объектов, представленных геометрическими фигурами с параметрами, обозначающими какое-то их свойство (например, вес).

Естественным образом была построена модель абстрактного пустого пространства (точнее, плоскости), и возникла первая точная наука: аксиоматическая геометрия Евклида.
В абстрактном пространстве можно было создавать абстрактные теории движения идеальных физических тел (представленных точками, отрезками, ломаными, многоугольниками, кривыми, кругами и эллипсами), а затем проверять теоретический результат на практике, воспроизводя геометрический чертеж в реальной машине.

Аналогии между геометрическими абстракциями и физическими объектами приводили к головокружительным гипотезам. Например, если идеальные геометрические тела образованы множеством точек, то быть может, физические объекты построены из мириадов мелких неделимых «физических точек» - атомов? Тогда все множество природных тел (твердых, жидких, газообразных) суть не более, чем разные сочетания атомов. Если тепло имеет свойство переходить от одних тел к другим, то, возможно, есть атомы тепла, из-за которых тело становится горячим? Если евклидово пространство есть множество точек, то, может быть, и физическая пустота состоит из точек – «атомов пустоты», образующих особую среду - мировой эфир?

Некоторые из этих гипотез были гениальными догадками, намного опередившими свое время, некоторые - напротив, оказались красивыми ошибками, надолго застрявшими в физической науке, а судьба третьих гипотез не решена до сих пор…

Особым образом складывалась история химии. Первобытные люди, в силу присущей им (как и нам) любознательности, смотрели, что происходит с разными предметами, если положить их в костер и сильно нагреть. Так люди научились обжигать глину и делать керамику, затем – получать стекло, выплавлять медь и другие металлы. К античной эпохе, уже были известны способы изготовления сплавов (в первую очередь - бронзы) и приемы получения и обработки железа, в т.ч. получение стали. Многие свойства неорганических кислот и щелочей, масел, красителей и растительных лекарств были опытным путем открыты уже в античности. Но только в XIX в. химические превращения веществ удалось связать со свойствами атомов, а строение атомов узнали лишь в XX веке.

Очень интересна была история астрономии. В первобытные времена мир для небольшого племени ограничивался местностью, в которой оно обитали, ее ландшафтами, ее природой и наблюдаемым небосводом. Самыми загадочными движущимися объектами для человека были Солнце, Луна, планеты и звезды, видимые на небе. Мифы о происхождении вселенной непременно связывались с небесными телами, движение которых очевидным образом было связано со сменой дня и ночи, временами года, циклами в природе. Люди рассуждали так: если огонь на Земле разжигаем мы, то огни-светила на небе, видимо, разжигают какие-то могущественные существа – духи или боги. Может быть, они и создали все, что мы видим вокруг? Так возникли религиозные культы, связанные с небесными телами. Мы до сих пор называем планеты солнечной системы именами древнеримских богов, а мифы о них дали начало художественной литературе.

Как мы видим, наблюдение небесных тел было во многом связано с древними религиями.
Но, когда люди начали путешествовать на дальние расстояния, чтобы ориентироваться в незнакомых местах, им пришлось изучить движение Солнца, Луны и звезд уже для практических целей. Наблюдая небо, древние астрономы пришли к идее о сферичности Земли. В представлениях того времени Земля была центром Вселенной, а вокруг нее обращались Солнце, Луна, и 5 планет - Меркурий, Венера, Марс, Юпитер и Сатурн (более удаленные планеты еще не были известны). Дальше лежала вращающаяся сфера со звездами. Земля вращалась вокруг своей оси, наклоненной по отношению к оси вращения планет и небесной сферы. Эта модель хорошо объясняла смену дня и ночи, смену фаз Луны и смену времен года, описывая видимое движение Солнца, Луны и звезд на небосводе. 5 тысяч лет назад капитаны кораблей уже, вероятно, умели ориентироваться по этим светилам. Затем астрономы обнаружили некую странность: планеты в своем перемещении по небосводу иногда поворачивали вспять. Античные ученые догадались рассмотреть модель, в которой Земля и планеты вращаются вокруг Солнца, и только Луна - вокруг Земли. Тогда картина стала понятной. То, что Земля - не центр мироздания, а просто одна из планет, перевернуло представления о Вселенной. Много позже оказалось, что и Солнце – не центр Вселенной, а одна из миллиардов звезд, отстоящих друг от друга на десятки миллиардов километров, и объединенных в огромные скопления - галактики.

Знания о том, что наша планета и наша звездная система не являются единственными мирами во Вселенной, что есть и другие миры, дало колоссальный толчок человеческой фантазии. Раз есть другие миры – значит, их можно исследовать и, возможно, встретить там существ, чем-то похожих на нас. Первые произведения космической фантастики написаны еще в античные времена, хотя достигнуть других планет люди сумели только в XX веке. Так смелая, фантастическая мечта дает направление развитию науки и техники.

С древнейших времен люди, начали задаваться вопросом: а как устроено вообще все? С чего все началось, как все происходит, и какие силы всем этим управляют? Для этого надо было построить модель не какой-то одной системы тел, а всего мироздания. На первый взгляд задачка кажется жутковатой: шутка ли – моделировать не какую-нибудь машину из блоков и грузов, а целую вселенную. Но с точки зрения математики, нет принципиальной разницы между одной машиной и всем мирозданием. Был бы объект, а формула найдется.

Чтобы привести к единообразному виду все разнообразие теорий, естествознание XIX в. выработало устойчивую классификацию, куда вошли понятия о вещественных телах, состоящих из атомов и о действующих между ними силах. По мере совершенствования математического аппарата, появилась модель силового поля, создаваемого телами в окружающем пространстве. Возникло представление об энергии (универсальной мере действия, которой могут обладать тела в силу своего движения или внутреннего строения), и о средах, в которых энергия может передаваться от одних тел к другим посредством структурированных движущихся возмущений - волн.

Позже ученые занялись математическим описанием электрических и магнитных сил, свойств тепла, механикой и динамикой жидких и газообразных тел, а затем волновыми процессами - в частности, распространением звука и света. Модель мироздания стала уже напоминать современную. Так была завершена классическая физика XIX века. Она включала: бесконечное трехмерное евклидово пространство, в котором действовали гравитационные и электромагнитные силы, определяющие движение тел. Пространство было заполнено эфиром – своеобразным газом с очень мелкими атомами, способными проникать сквозь любые тела. Эфир считался проводником электрических и магнитных полей и средой распространения электромагнитных волн, в т.ч. радиоволн и света. Теплота представлялась также в виде особого вещества – флогистона. Существование флогистона было опровергнуто (теплота оказалась мерой кинетической энергии частиц), но ряд методов расчета теплопередачи, созданных на базе теории флогистона, оказались верными. Существование газообразного эфира тоже было опровергнуто, но пространство оказалось не пустотой, а средой с интересными и практически важными свойствами.

Открытия XX в. изменили классическое естествознание. Создание модели атома, как системы из ядра и электронов, открытие квантовых эффектов (скачкообразное изменение энергии частиц) связало физику с химией и породило новую науку – квантовую механику. Открытие независимости скорости света от скорости наблюдателя привело к созданию теории относительности, связавшей пространство, время и гравитацию. Исследования ядер атомов привело к ядерной физике, на базе которой была создана теория строения звезд и атомная энергетика. К гравитационным и электромагнитным взаимодействиям (известным еще в XIX в.) добавились еще две: сильное и слабое ядерные взаимодействия. Выяснилось, что масса и энергия могут переходить друг в друга, а элементарные единицы материи обладают свойствами и частиц, и волн. К началу XXI в. общая теория строения и происхождения Вселенной приобрела новый и довольно необычный вид.

Представим себе Вселенную, как пленку мыльного пузыря (только поверхность пузыря плоская, двумерная, а наша Вселенная – объемная, трехмерная). Мы надуваем пузырь, в его тонкой пленке возникают завихрения, которые расходятся по мере увеличения размеров поверхности пузыря. Похожий процесс, только в трех, а не в двух измерениях, называют расширением Вселенной. Это расширение происходит равномерно во всех точках. У трехмерного пространства Вселенной, как и у двумерной поверхности, пузыря нет ни центра, ни краев. Из какой бы точки мы ни наблюдали космос, мы увидим, что все галактики удаляются от нас тем быстрее, чем дальше они от нас находятся. Согласно теории «Большого взрыва», наша Вселенная развивается из объекта, который примерно 13 миллиардов лет назад «взорвался» - пространство стало раздуваться.

В разных областях первоначально однородная материя случайным образом уплотнялась (примерно так, как образуются комочки в каше). Возникали сверхмассивные скопления – будущие галактики. В их центре плотность была столь велика, что масса вещества под действием собственной гравитации иногда сжималась в «черные дыры». Ближе к краям галактик меньшие массы сжимались не настолько, разогрев при гравитационном сжатии вызывал термоядерные реакции – так рождались звезды, а из части их вещества возникали планетные системы. Планетные системы появлялись не у каждой звезды, и видимо не в каждой системе оказывалась хоть одна планета с условиями для возникновения жизни.

Сейчас известно 17 планетных систем других звезд, но есть ли там жизнь? Живыми мы называем объекты, которые используют вещество и энергию из окружающей среды для того, чтобы поддерживать свою устойчивость и создавать свои приблизительные копии. Приблизительность (неточность) копирования приводит к случайному разнообразию потомков и делает возможной эволюцию жизни путем естественного отбора удачных конструкций. Судя по тому, что мы знаем о нашей планете, жизнь возникает немедленно, как только для этого появляются подходящие физико-химические условия. В атмосфере, содержащей метан, аммиак и водяной пар под действием света и электрических разрядов быстро возникает сложная органика (биомолекулы). В ее водных растворах в результате химической самоорганизации образуются т.н. коацерватные капли, они концентрируют внутри себя биомолекулы в виде структур, ускоряющих химические реакции и обмен веществ с окружающей средой. Конкуренция этих простейших «химических машин» за органическое сырье через 300 миллионов лет приводит к появлению микроорганизмов. Химическая конкуренция продолжается в форме биологической, одни существа приспосабливаются получать сырье путем фотосинтеза, вторые – учатся пожирать первых, т.е. становятся хищниками. В ходе последующих 3 миллиардов лет эволюции появляются высшие животные, в т.ч. человек.

А как на других планетах? Химическая эволюция на землеподобной планете скорее всего, будет такой же, как была на Земле. Она использует органические вещества, наиболее распространенные в природе до появления жизни. Но, по мере усложнения «химических машин», на каждом этапе эволюции возникает множество равноценных вариантов. Даже если бы какая-то планета 5 миллиардов лет назад была точной копией Земли, ее обитатели сегодня оказались бы, видимо, очень непохожи на земную фауну. У нас есть все шансы встретить в космосе иные формы жизни, и даже иные формы разума. Но шансы встретить инопланетян, которые носят штаны и играют на гитаре, видимо, близки к нулю…

Сегодня нам кажется наивной картина мира XIX в., как ученым XIX в. казалась наивной античная модель мира. Через сто лет, возможно, сегодняшняя научная картина, будет казаться наивной. Возникает вопрос: что мы на самом деле знаем о мире, если все теории в будущем ждет такая судьба? Для ответа надо четко определить, что такое знание.

Знание - это такие представления о мире, использование которых на данный момент дает наилучший практический результат. Знание отличается от любых других представлений тем, что из него выводятся эффективные методы получения желаемого практического результата в некой предметной области (производственной или социальной).

Из евклидовой геометрии выведено множество методов прикладной механики, значит, это – знания. Из античной теории геоцентрической Вселенной выведены методы навигации, а из теории флогистона – многие расчетные методы теплотехники. Обе эти теории были потом заменены более эффективными теориями, но до этого они являлись знаниями.
Научные теории происхождения Вселенной, жизни и общества позволяют прогнозировать развитие живой и неживой природы, и отчасти управлять этим развитием. Это - знание.
Есть области современной математики, описывающие абстрактные объекты, и кажется, что они не имеют отношения к практике – но это не так. Естествознание и технологии постоянно нуждаются в новых математических методах, и никогда нельзя заранее сказать, какого рода объекты надо будет моделировать.

Например, фрактал – ветвящаяся фигура, каждая ветка которой полностью повторяет структуру всей фигуры (фракталы иногда называют «самоподобными структурами»).
Исследование разнообразных фракталов считалось красивой интеллектуальной игрой, пока, эта область не была востребована сразу несколькими науками – экономикой, биологией, физикой, химией и технической кибернетикой. Сделать графические файлы сравнительно небольшими и доступными для передачи стало возможным благодаря фрактальным методам сжатия. Многие сложные природные объекты (в т.ч. биологические организмы) строятся из простых по фрактальному принципу – достаточно взглянуть на дерево или на схему кровеносной либо нервной системы человека. Фракталы – далеко не единственный пример. Математика создает запасы методов впрок, и эти методы позже оказываются востребованы той или иной наукой. Это – тоже знание.

Напротив, теории о невидимом «духовном мире», бытующие в мистицизме, теологии (богословии) и идеалистической философии, не порождают никаких методов, дающих желаемый практический результат. Эти теории не описывают никаких процессов, которые могли бы иметь место в наблюдаемой реальности – следовательно, знанием не являются.
Такие теории называются псевдонаучными. Они учат совершать определенные действия из «высших» соображений, а не для практически проверяемого полезного результата.

Объективный вред псевдонауки хорошо виден на примере «темных веков», V – XVI в., эпохи владычества церкви в Европе. Псевдонаучная теология объявлялась «истинным знанием». Все, что ей противоречило - было запрещено. Европа деградировала почти до первобытного состояния. В социальном и хозяйственном развитии возник провал длительностью в тысячу лет. Только когда из-за обнищания Европы церковь ослабела, наука снова смогла развиваться. Изобретение паровой машины в конце XVII в. и электрогенератора в середине XIX в. переместили человечество в индустриальную эру.

«Темные века» остались в прошлом, но отдельные средневековые суеверия оказались довольно живучими. Некоторым не очень разумным людям до сих пор кажется, что знания могут быть получены не путем исследования природы и обобщения наблюдений, а путем «непосредственного откровения». Эти люди занимаются толкованием «священных книг» в надежде найти там «высшее знание». Но знания не падают с неба, как продукты жизнедеятельности фантастических высших существ, и не достигаются путем «духовных упражнений» мистиков. Знания возникают из практического опыта и никак иначе.

Другое распространенное средневековое суеверие - это взгляд на человека, не как на естественный результат эволюции «химических машин», а как на «венец божественного творения». Некоторые общественные деятели, даже не разделяя теистических взглядов, все-таки поддерживают такое антинаучное представление о человеке. Им кажется, что люди будут относиться друг к другу доброжелательнее и гуманнее, если будут считать себя продуктом особого сверхразумного замысла сверхъестественной силы.

История опровергает мнение этих деятелей. Наиболее жестокое и унижающее отношение к людям мы видим в том обществе, где человек считался существом, принципиально отличающимся от других живых организмов, наделенным сверхъестественной душой, и непознаваемым научными методами. Чем сильнее внушались мысли об «инаковости» человека и его «предназначении, данном свыше», тем более по-скотски к этому человеку относились на практике. Это логично: ведь если человек создан «высшей силой» для ее целей, то он - домашняя скотина этой высшей силы. Правители и церковь (считавшиеся, согласно догматике, наместниками «высшей силы») именно так к людям и относились.

Напротив, все принципы гуманистической этики придуманы в те периоды, когда к человеку относились, как к части природы, как к одному из живых существ, чье отличие состоит только в развитом разуме и речи. Основы гуманной натуралистической этики заложены вместе с основами естественных наук в античный период. Когда мы читаем труды Аристотеля, Эпикура, Лукреция и Сенеки, написанные 2000 - 2300 лет назад нам полностью понятно их отношение к человеку – оно мало отличается от нашего.

«Человек по своей природе - животное, чистое и изящное», - гласит один афоризм Сенеки. Действительно 3 миллиарда лет жесткого эволюционного отбора, в т.ч. 3 миллиона лет собственно эволюции человека, привели к очень изящному решению. Конструкция тела, позволяющая выполнять широкий спектр действий, в т.ч. специфических трудовых и коммуникационных операций. Органы чувств, поставляющие множество разнородных сигналов из внешней среды. Нервная система, обрабатывающая поток сигналов, быстро создающая обобщения, оценки и планы деятельности, и управляющая действиями тела.

Центр нервной системы человека – мозг, состоящий более, чем из 10 миллиардов клеток – нейронов, представляет собой исключительно мощный инструмент принятия решений. Именно за счет этого человек является одновременно и самым смертоносным существом на планете, и существом, способным к самым сложным формам взаимопомощи, и самым непредсказуемым созидателем новых, невиданных в природе конструкций. При этом мозг человека никем не конструируется, а формируется путем самоорганизации в процессе общения с окружающим миром и окружающими людьми. Нейроны образуют сеть из сотен триллионов связей, в которой каждый нейрон, решая довольно простую задачу суммирования сигналов, передает результат своим соседям. Элементарные ячейки в процессорах компьютеров взаимодействуют примерно так же, но они лишены гибкости архитектуры связей, которая определяет превосходство мозга при решении нестандартных задач на основании неполной или нечеткой информации, поставляемой органами чувств.

Сегодня мы умеем создавать действующие модели нейронных сети из нескольких тысяч элементов – как в нервной системы насекомого – и использовать их в кибернетике и робототехнике. Это важное достижение: 400 миллионов лет назад насекомые стали первыми интеллектуалами на планете, и реализовали сложные формы коллективного поведения, которые мы видим сегодня у пчел и муравьев. Уже решена задача совмещения компьютеров с биологическими нейронами. Вероятно, это позволит создавать протезы для людей, у которых повреждены или разрушены отдельные участки мозга. Искусственная нейронная сеть «человеческой» сложности, по прогнозам будет создана в 2030 - 40 г.

Модель нейронной сети человека важна не только для решения сложных технических задач, но и для понимания свойств нашей собственной психики. Каким образом наши эмоции и желания связаны с состоянием организма, и как они формируются? Каков механизм внушения и самовнушения? Как психика человека связана с общественным окружением, бытом, обычаями, действием средств массовой информации? Какова степень самостоятельности человека в принятии решений? Все это - крайне важные вопросы.

По мере того, как интеллектуальные и эмоциональные функции человека оказываются в сфере исследования, экспериментирования и моделирования, возникает ряд этических проблем. Некоторые из них (например, охрана тайна частной жизни при исследованиях) действительно существуют. Другие (например, унижение человека до уровня робота, т.е. машины) являются вредной антинаучной спекуляцией. Знание о собственном устройстве, как и знание о любой области природы, всегда позитивно сказывается на жизни человека. Модели нервной системы, как и модели кровеносной, иммунной и гормональной систем, не могут унизить человека, а могут только улучшить его жизнь. Сегодня миллионы людей живут полной жизнью благодаря использованию таких моделей. Когда в будущем наука сможет модернизировать устройство человека – это тоже пойдет людям только на пользу.

Конечно, есть организации, заинтересованные в человеческом невежестве относительно собственного строения. Не случайно церковь запрещала любые исследования анатомии человека - незнание в этой области позволяет внедрять в общество псевдонаучные догмы, которые для некоторых организация являются основой нечестного бизнеса. Именно из-за этого они распространяют выдумки об опасностях генной инженерии, клонирования, искусственного интеллекта и других достижений науки в исследовании человека.

Как гласит один из афоризмов Аристотеля: «Человек – политическое животное». Мы все участвуем в общественном регулировании (т.е. в политике) и, соответственно, от каждого из нас зависит свободное развитие науки на благо человека. О том, как определяется человеческое благо в натуралистической этике – пойдет речь в следующей теме.


Изложение темы №1 см: http://community.livejournal.com/carians/366317.html или
http://etika.carians.org.ua/index.php/Натуралистическая_этика._Тема_1._(для_обсуждения)
Обсуждение всего содержания курса – на сайте http://etika.carians.org.ua/
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments