Александр Розов (alex_rozoff) wrote,
Александр Розов
alex_rozoff

Category:

Фрагмент из книги - о праве на аборт, о религии, и о философии защиты первого от второго.

- «WIN Television», Сидней. Добрый вечер! В студии Берилл Коллинз. У нас в гостях Эйнар Рауди, один из шести верховных судей Меганезии. Он согласился ответить на некоторые вопросы, которые волнуют австралийцев в связи с последними событиями в Меганезии, да и не только. Речь идет, конечно же, о таблетках «XE-2», которые появились в продаже около 2 недель назад, и которые пресса уже окрестила «Invisible death». Мы поговорим об акциях, направленных против их свободной продажи, и о жестких действиях властей Меганезии... Допустим, XE-2 эффективен, безопасен, и предельно прост в применении. Одна таблетка и беременности конец. Никаких проблем. Ничего такого, что могло бы заставить женщину задуматься: а правильно ли она поступает?
- Вообще-то, - заметил судья, - заставлять задуматься, это не функция лекарства. Ну, разве что, за исключением лекарств от слабоумия, а здесь не тот случай.
- Но Эйнар, вы же, не будете спорить, что беременность, это не то же самое, что, грипп. Я имею в виду, беременность, это не болезнь, а появление новой жизни. Откуда возьмется следующее поколение, если женщины будут в массовом порядке глотать эти таблетки?
- А с чего бы женщины стали делать это в массовом порядке? - удивился судья, - Если в стране хорошие социальные условия, то женщины делают это довольно редко. И они не будут делать аборт только потому, что это просто и безопасно. Если женщина находится в условиях комфорта и безопасности, она, как правило, предпочитает рожать.
- Извините, но тут вы ошибаетесь, - возразила Берилл, - именно в тех странах, где высокий уровень жизни, высокоразвитая медицина и значительные социальные пособия, женщины рожают меньше всего. И, конечно, это не может не беспокоить общество.
- Отделим китов от планктона, - предложил Эйнар, - то есть, проблему рождаемости от проблемы абортов. Начнем с первой. В развитых странах, например в вашей, женщины, как правило, просто не допускают беременности, пользуясь обычными контрацептивами. И они так часто этого не допускают, что рождаемость падает ниже критической.
- Несмотря на хорошие социальные условия, - добавила Берилл.
- Э, нет, - возразил судья, - Женщина это лучший индикатор. Если она не хочет рожать, значит с социальными условиями что-то неладно. Вот пример с тем же XE-2. Возьмем развитую страну, не обязательно вашу. Пусть это будет ЕС, где свободную продажу XE-2 тоже запретили. Почему? Потому, что экстремисты пригрозили уличными беспорядками, если запрет не будет введен, а правительство испугалось и пошло у них на поводу. Что в этом случае думает женщина? Если правительство боится кучки аутло, то защитит ли оно меня и будущего ребенка? Очевидно, нет. Это негодные социальные условия.
- А если полиция стреляет из автоматов по людям, которые просто собрались на улице, то это замечательные социальные условия? - ехидно поинтересовалась она.

Эйнар вздохнул и покачал головой.
- Начнем с того, что эти люди не просто собрались. Они собрались с конкретной целью показательно заблокировать несколько аптек, в которых продается XE-2. И не только заблокировать, но и устроить акцию устрашения.
- Одно выбитое стекло, - уточнила Берилл, - и за это расстрел на месте?
- Плохо, когда полиция стреляет, - сказал судья, - Но, в некоторых случаях, еще хуже, если она не стреляет. Приказ: «Стой! А то я опять скажу: «Стой!», не работает никогда.
- А если разгневанные люди в ответ будут уже не бить стекла, а взрывать дома?
- Практика показывает, что не будут. Экстремисты начинают взрывать дома там, где им разрешают безнаказанно бить стекла. Это своего рода воспитание безнаказанностью. Я сначала пугаю общество палкой, потом бутылкой с горючим, потом бомбой. Чем сильнее оно пугается, тем больше я верю своему лидеру-экстремисту, и тем меньше нормальные люди верят в способность правительства их защитить.
- То, что вы говорите, было бы по-своему логично, - признала Берилл, - если бы не одна тонкость. Вы распространили репрессии не только на тех, кто с палкой, но и на тех, кто с микрофоном или плакатом. А когда против слова применяют автомат, это уже…
- Смотря против какого слова, - перебил Эйнар.
- Оружие против слова, это всегда признак слабости и трусости, - возразила она, - пулей затыкают рот, когда крыть нечем.
- Красивый аргумент, - сказал он, - но слишком общий, а реальность всегда конкретна и состоит из частностей. В знаменитых записках о Шерлоке Холмсе фигурирует профессор Мориарти, этакий мозговой центр мафии. Он сам никого не грабит и не убивает. Для этого есть безмозглые громилы. Он только планирует и командует. Его инструмент это слово. А представьте, что банда такого Мориарти предстанет перед вашим австралийским судом. Кого отправят в тюрьму на больший срок, профессора или его громил?
- Профессора, конечно, - не задумываясь, ответила Берилл, - он организатор, а громилы только исполнители.

Эйнар удовлетворенно улыбнулся.
- Ну, разумеется. И это признак не трусости и слабости суда, а разумного подхода к делу. Сами по себе громилы в сто раз менее опасны, чем под руководством организатора. А это значит, что наиболее опасен именно организатор, хотя он действует только словом.
- Как говорил мой дедушка, это гвоздь не от той стенки, - заметила она, - Люди, которых ваш суд приговорил к расстрелу или депортации…
- Все-таки, к депортации, - уточнил Эйнар.
- Ладно, к ВМГС, как у вас говорят. Они ведь не приказывали грабить и убивать.
- А давайте разберемся, что они делали, - предложил судья, - Начнем с того, что в любом обществе есть определенная доля аутло. Даже если общество в целом благополучно, на тысячу нормальных людей есть два - три криминальных персонажа. Эти персонажи не обязательно совершат преступление, но рады его совершить при удобном случае потому, что уверены: общество их обидело, унизило, дало им меньше, чем они заслуживают. В отличие от человека, который недоволен, к примеру, оплатой своего труда, они не могут выразить свои претензии к обществу в конкретных цифрах, но они с удовольствием идут за лидером, который формулирует эти претензии в общем. Например: общество устроено неправильно, потому что не соответствуют образцу из нашей священной книги. Если это исправить, то мы, хорошие люди, будем жить хорошо. Логики в этом ни на сантим, зато все просто, понятно и приятно для самолюбия. Самый дрянной, никчемный аутло может считать себя отличным человеком, а нормальных людей - негодяями и преступниками.
(Меганезия. Созвездие эректуса. Не-рыцарские турниры. https://www.proza.ru/2008/09/13/353)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 305 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →