Александр Розов (alex_rozoff) wrote,
Александр Розов
alex_rozoff

Categories:

Суровая красота киберсциентизма.

(эссе написано для сайта "Карианство")

1. Что такое КС.

Киберсциентизм (КС) – это предельная форма философского рационализма, принимающая крайне компактное учение о вселенной, жизни, человеке и обществе, основанная всего на шести постулатах:
1. Метасистема, которая называется «вселенная» может находиться в достаточно большом количестве состояний, чтобы его можно было считать технически бесконечном.
2. Возможны переходы от одного состояния метасистемы к другому. Они называются событиями, а последовательность из нескольких состояний называется процессом.
3. Происходящие в метасистеме процессы не являются полностью случайными, т.е. между ними могут быть корреляции.
4. Происходящие в метасистеме процессы не являются полностью детерминированными, т.е. невозможно по одному ее состоянию точно предсказать всю последовательность ее состояний.
5. Процессы в метасистеме могут формировать и разрушать системы, открытые по отношению к ней, в которых могут возникать отношения ансамблей и многократной вложенности.
6. Вероятности возникновения и разрушения различных систем различны. Они зависят, в частности, от строения или структуры системы, и от ее пересечения с другими системами.
Эти шесть постулатов являются полностью достаточными для КС-картины мира.
Системой здесь и далее называется любое множество элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом, которое образует определённую целостность, единство. Открытая система - система, все или некоторые элементы которой взаимодействуют не только друг с другом, но и с элементами других систем, внешних по отношению к данной.
Метасистемой называется вообще все (без каких-либо исключений) – то есть, все, с чем в принципе можно иметь дело, исчерпывается суммой возможных состояний метасистемы. На этом и только на этом уровне возможна некоторая иерархия вложенности (любая система является вложенной в метасистему, т.е. является ее подсистемой). В отношении всех остальных систем отношения строгой иерархии установить невозможно – более подробно этот вопрос изложен в разделе: киберсциентизм и «проклятые вопросы».


2. Самоорганизация и жизнь.

Некоторые открытые системы возникают спонтанно, в ходе самоорганизации среды, другие – в результате разрушения или реструктуризации систем-предшественников. У некоторых систем в определенных случаях формируются приблизительные копии (системы - потомки), в том или ином объеме наследующие структуру и свойства своих предшественников. Некоторые из таких систем мы называем «живыми существами», хотя понятие «живое» носит скорее интуитивный характер. Более универсальным является термин «конечный автомат» - открытая система, которая может находиться в конечном количестве различных состояний и которая отвечает на входные сигналы изменением своего состояния и выходными сигналами.
Переходя к принципам функционирования с таких систем, мы принимаем информационную (кибернетическую) модель Вселенной – метасистемы.
Вселенная (а точнее, какая-то ее часть) является для этих открытых систем источником сигналов - благоприятных и неблагоприятных событий. Поток благоприятных событий принято называть ресурсом, поток неблагоприятных – разрушающими факторами, а все это вместе - средой обитания. Таким образом, каждая из рассматриваемых систем существует за счет ресурсов среды, воздействует на среду, порождает свои копии и в некоторых случаях прекращает свое существование из-за нехватки ресурса или из-за внутренних либо внешних разрушающих факторов. При этом одни открытые системы могут быть для других источником ресурса или наоборот разрушающего фактора.
В любой части вселенной ресурс, как правило, ограничен – т.е. в процессе размножения любых однотипных систем, между ними будет возникать конкуренция за дефицитный ресурс. Из понятных математических принципов следует, что эти «живые» или «почти живые» системы будут эволюционировать – поскольку наследование признаков, повышающих вероятность возникновения (в частности - копирования) и снижающих вероятность разрушения приводит к естественному отбору систем с наиболее удачной в этом отношении структурой.
Естественно, огромное конкурентное преимущество дают особенности строения, позволяющие исследовать обширные области окружающей части вселенной на предмет выявления зон с более высокой плотностью ресурса и более низкой плотностью разрушающих факторов (т.н. «органы чувств»). Наличие органов чувств позволяет реализовать еще один механизм – активное воздействие на собственную структуру и на локальные области среды, которое реализуется разнообразными эффекторами (управляемыми органами). Системы, или конечные автоматы такого рода уже являются ультрастабильными (гомеостатическими) – они резко увеличивают свою устойчивость (живучесть) за счет способности к структурным изменениям внутри и вокруг себя.
Другое преимущество обеспечивается в случае кооперации систем вокруг потребления ресурсов и защиты от неблагоприятных факторов – поэтому у ряда систем эволюция идет по пути совершенствования коллективного поведения.


3. Коммуникация и разум.

Еще одно важное качественное преимущество дает механизм прогнозирования процессов в среде, позволяющее системе заранее к ним подготовиться (т.е. осуществлять планирование).
Так среди «живых» систем появляются существа с разнообразными органами чувств, способностью к коллективному поведению и внутренними механизмами оценки динамики среды.
Высшей из известных нам форм прогноза и оценки являются механизмы моделирования свойств среды, порождающиеся и уточняются путем самообучения на примерах, обобщения и комплексной экстраполяции опыта. В области коллективного поведения такие системы порождают особый вид информационного обмена (коммуникации) – конечные символьные языки. Такой язык позволяет приближенно перевести информационный результат работы органов чувств (образы) в некий унифицированный код (цепочки символов, слова, фразы), построенный на основе конечного числа знаков
Некоторые из систем, обладающих такими механизмами, называются «разумными существами» а порождение и уточнение ими моделей среды называется «процессом познания». Как и термин «живые», термин «разумные» не имеет строгого определения и является скорее интуитивным.
Планирование коллективного поведения и согласованное использование эффекторов позволяет коалиции «разумных существ» создавать вокруг себя особую технологическую среду – быстро эволюционирующую систему, обеспечивающую высокий уровень устойчивости коалиции и воспроизведения таких существ. Совокупность событий, происходящих в этой особой среде мы называем «культурой», а саму эту среду - «цивилизацией».


4. Фантазии и мифы.

Как уже говорилось ранее, символьный язык позволяет перевести информационный результат работы органов чувств (образы) в некий унифицированный код. Естественно, возможен и обратный перевод – слов и фраз в образы (именно для этого язык и служит). Способность разумных существ к обобщению и генерации моделей приводит к тому, что в языке возникают не только образы реальных объектов (систем и событий, которые имели место в окружающей среде), но и образы обобщенных объектов - т.н. абстракции. Затем, в ходе экстраполяции, образы обобщенных объектов могут порождать образы других конкретных объектов, которые в окружающей среде не имели места (фантастические объекты). Так возникает языковая (или коммуникационная) среда, в которой равноправно сосуществуют образы реальных и фантастических объектов, выраженные цепочками символов.
Цивилизации, как системы, обладают различной устойчивостью в зависимости от своей внутренней организации, в частности – от свойств языковой среды и содержащихся в ней фантастических объектов. В ходе конкуренции между различными цивилизациями, и их эволюции по механизму естественного отбора, в них сложились структуры фантастических объектов, называемые «мифами». Мифические объекты, являясь своеобразной внутренней реальностью цивилизации, воздействуют на ее обитателей (индивидов) также, как реальные объекты, вызывая определенные поведенческие реакции. Таким образом, удачная конструкция мифов может увеличить устойчивость данной цивилизации и дать ей дополнительные шансы в конкурентном процессе. При этом для отдельно взятого индивида такой «удачный» миф может снижать шансы выживания и порождения потомков – поскольку индивид и цивилизация находятся в двойственных отношениях – симбиоза и конкуренции, о чем еще будет сказано ниже.
Кроме того, «удачные» на определенном этапе мифы могут оказаться разрушительными для системы на последующих этапах.
К области мифологии относятся общественные критерии успеха, морали, справедливости, богатства и авторитета. Сюда же относятся элементы любой массовой религии и идеологии, системы ценностей (аксиология) и стереотипов (обычай).
С точки зрения теории игр миф является стратегией коалиции разумных существ в их игре с природой или с другими аналогичными коалициями. Можно сказать, что миф является базисом для плана развития коалиции и определяет ее дальнейшую судьбу.


5. Кибернетическая модель индивида.

Разумное существо (личность, индивид, субъект) представляется как конечная связная гомеостатическая система, реализующая последовательное планирование и принятие решений на основании полученных сигналов и анализа решений, принятых в прошлом, включающая в себя динамические модели:
- устройства внешней среды;
- собственного устройства;
- последовательности собственных состояний и состояний внешней среды;
- интерпретации состояний и объектов в виде унифицированных конечных кодов (конструкций символьного языка)
и обладающая способностями:
1. к оценке собственного текущего состояния относительно других возможных собственных состояний.
2. к приближенной экстраполяции собственного состояния и состояния внешнего мира.
3. к построению критериев своего сходства и различия с другими системами (в том числе – с собственными предшествующими и экстраполируемыми последующими состояниями).
4. К выражению своего состояния и планов решений в унифицированном коде (т.е. в символьных конструкциях конечного языка).
Сознание и самосознание представляет собой способность такой системы к реализации трех параллельных процессов:
1) поиск решения текущей задачи, стоящей перед системой, на основании анализа решений, принятых в прошлом.
2) сравнительная оценка текущего состояния системы в процессе решения задачи с ее возможными состояниями в случае удачного или неудачного решения этой задачи.
3) синхронный перевод промежуточных результатов процессов (1) и (2) в унифицированный код (т.е. в символьные конструкции языка).
КС полностью отвергает мифы о разумном существе (в частности – о человеке), столь любимые философами и миссионерами. С позиции КС, разум – это эволюционно сформировавшийся механизм, качественно увеличивающий шансы системы на самосохранение и на повышение эффективности самосохранения в ходе обучения, а также на порождение достаточного количества своих приблизительных информационных копий (потомков). При этом сам целевой процесс порождения копий выходит за собственно биологические рамки и характеризуется гораздо более высокой степенью разнообразия, чем у существ, не обладающих разумом, технологией и символьными системами коммуникации.


6. Природное и мифологическое.

Очень важно отметить, что для разумного существа получение кодированного сообщения является событием, аналогичным «реальному» (природному) событию. И в том и в другом случае, имеет место формирование образа в результате обработки сигналов, поступивших через органы чувств, а затем – отклик (то есть реакция конечного автомата, выражающаяся в изменении собственного состояния и в отправке выходного сигнала).
С одной стороны, это очень полезное свойство – оно позволяет разумному существу обучаться не только путем опыта непосредственного соприкосновения с природной средой, но и путем восприятия «знаний» об этой среде в форме языковых конструкций.
С другой стороны, такой способ обучения несет в себе серьезный риск получения ложных знаний (которые при проверке опытом были бы отброшены в силу неадекватности). Как правило, ложные знания по большей части отбрасываются индивидом по мере накопления им собственного опыта и получения знаний из альтернативных источников, но есть и исключения.
В некоторых случаях, поместив индивида в интенсивный поток кодированных сообщений, можно изменить его модель внешней среды и собственного состояния необратимым образом. Вся альтернативная информация и даже последующий реальный опыт будет отбрасываться как заведомо ложный, а индивид полностью утратит способность к адекватному поведению.
В других случаях индивид получает небольшие порции ложных знаний, сцепленных с адекватными представлениями о внешней среде – это как раз и есть классический миф (отчасти адекватное представление о мире, данное в неадекватных терминах).
Такой миф может возникать спонтанно – как форма приблизительного объяснения мира, в которой на месте отсутствующих данных находятся фантастические представления, придающие всему объяснению связную форму.
В других случаях мифы конструируются специально – при этом часть известных данных изымается, а на их место вставляется определенный идеологический постулат, вызывающий отклонение поведения индивида в пользу интересов автора или заказчика мифа.


7. Симбиоз и конкуренция.

Индивид и цивилизация, как уже говорилось, находятся в двойственных отношениях – симбиоза и конкуренции. Многим существам свойственно использовать согласованные действий группы (симбиоз) для достижения индивидуальных целей каждого. Выгода коалиционного поведения может быть рассчитана довольно простыми математическими методами, а самообучающиеся системы приходят к такому поведению по обычной схеме проб и ошибок. Простейшая форма коалиционного поведения – это дележ ресурса (например, охотничьих территорий), более сложная – это разделение труда внутри группы. Вплоть до этой стадии, каждый индивид приобретает от участия в коалиции больше, чем теряет – соответственно, коалиции такого типа возникают спонтанно, путем самоорганизации. Конкуренция индивидов присутствует, но лишь в части, не разрушающей симбиоз.
Следующая по сложности форма коалиции – система с профессиональным администрированием и «общей кассой» (таковы все известные нам цивилизации, начиная с эпохи неолита). Здесь уже возможны случаи, когда исходная цель (достижение целей каждого индивида) будут подменена новой – достижением целей администрации. Некоторым индивидам объективно становится невыгодно участие в такой коалиции (они приобретает от симбиоза меньше, чем теряют). Возникает жесткая конкурентная ситуация – интересы администраторов по сохранению коалиции противоречат интересам значительной части индивидов. Меняется и способ формирования коалиции: она возникает уже не путем самоорганизации, а путем удержания индивидов вопреки их интересам путем того или иного воздействия на них. В простейшем рабовладельческом обществе такое удержание реализовывалось физически, путем грубой силы. В более поздних формациях – путем сочетания силы с удерживающими мифами. Мифы такого типа внедряют в индивидуальную поведенческую модель индивида некие фантастические преимущества пребывания в данной общественной формации (т.н. «общественные идеалы»). Эти фантастические преимущества должны перевесить реальные недостатки устройства формации с точки зрения индивида – и формация будет стабильной. Конкуренция внутри общества, тем не менее, сохраняется – и порождает возникновение внутренних коалиций (классов, конфессий, партий). Каждая внутренняя коалиция создает свою администрацию, которая генерирует удерживающие мифы – уже для своей стабилизации и достижения своих целей. Конкуренция вокруг общего ресурса (на манер перетягивания короткого одеяла) становится не только противоборством индивидов и групп, но и противоборством мифов. В некоторых случаях администрация полностью заменяет реально позитивную деятельность деятельностью по созданию и распространению своего мифа (с планомерным уничтожением всех прочих мифов).
Как правило, на одном лишь мифе долго сохранять стабильность не удается и дело кончается революцией (победой мифа одной из внутренних коалиций и сменой администрации), но возможен и другой исход.
Предельное состояние может стать таким, что индивиды вообще утратят представление о собственных интересах и их модель поведения полностью будет диктоваться целями, объявленными в мифе (например, расширение коалиционной территории, выраженное как распространение истинной веры, или как мировая революция). Такой метод позволяет мобилизовать ресурсы всех индивидов для достижения объявленной цели, но цена такой мобилизации – это остановка прогресса. Как будет показано ниже, любое развитие цивилизации опирается на разнообразие интересов и желаний индивидов, а данная коалиция исключает разнообразие, защищая от него собственный миф. Образуется застывшая изолированная цивилизация, которая постепенно деградирует и распадается под влиянием внешних факторов.


8. Прогресс, изменчивость и преемственность.

В предыдущем разделе мы употребили термин «прогресс». Здесь и далее мы будем понимать прогресс, как меру роста ультрастабильности. Как уже говорилось выше, ультрастабильность – это способность системы сопротивляться разрушающим факторам путем структурных изменений внутри и вокруг себя. Такое понимание соответствует постулату неограниченности биологического прогресса, согласно которому живые существа постоянно, непрерывно и необходимо стремится к относительной независимости от условий среды. Ультрастабильность определяется в первую очередь «свободой маневра» - т.е. числом качественно-различных состояний, в которых может находиться система. Для прогресса биологического вида это
увеличение числа подвидов, расширение ареала и рост разнообразия пищевой базы. Для цивилизации разумных существ это также рост разнообразия технологий, увеличение числа форм социальной организации и расширение возможностей каждого индивида.
Таким образом, прогресс цивилизации и расширение возможностей индивида (т.е. рост уровня индивидуальной свободы, включая и свободу выбора форм участия в общественной жизни).
Как уже говорилось выше, в каждой коалиции генерируются свои мифы.
Один тип мифа мы рассмотрели в предыдущем разделе – это миф об общей цели индивидов, совпадающий с целью администрации (и этот миф оказывается разрушительным для цивилизации).
Противоположный тип мифа – это миф о приоритете индивидуальной свободы, включая свободу внутренних коалиций. В рамках этого мифа роль администрации сводится в основном к согласованию конкурентных интересов внутренних коалиций и индивидов. Фактически, она является посредником в конфликтах и демпфером в непрерывном процессе общественной самоорганизации. При этом, по мере развития коалиции, неизбежно меняется и ее структура, и форма администрирования. Меняются технологии, культура, даже сам облик цивилизации – но сохраняется миф, вокруг которого все это построено. Собственно говоря, это и есть социальный прогресс.


9. Киберсциентизм и «проклятые вопросы».

В философии «проклятыми» принято называть вопросы о происхождении, сущности, и смысле существования человека, жизни и мира.
Вопрос о происхождении и сущности человека и жизни киберсциентизм решает достаточно легко – что было показано в предыдущих разделах.
Вопрос о происхождении и сущности мира просто некорректно сформулирован. Философы, задавая этот вопрос, обычно имеют в виду «происхождение и устройство того мира, который мы наблюдаем». Как уже говорилось выше, наше восприятие и разум - это просто механизмы то для эффективного выживания и экспансии в той вселенной, какая сложилась на определенном этапе в силу комбинации случайных и детерминированных метасистемных процессов. Наши естественные представления о пространстве и времени, о структуре материи и о классификации окружающих предметов возникли именно в ходе эволюционной адаптации, а не в силу каких-то причин метафизического толка.
Но, по дурной привычке, пошедшей от Фомы Аквинского, в классической философии принято считать, будто наше восприятие мира и наш разум мистически предназначены для решения «сущностных вопросов бытия».
По той же привычке философы абсолютизируют некую иерархию явлений (вздорным образом разделяя мир на «высшее» и «низшее», «главное» и «подчиненное»). На самом деле эта иерархия является просто элементом метода решения практических задач – от момента восприятия и идентификации образов объектов до момента принятия решения о полезных нам операциях с этими объектами. Из того, что для нас урожайность яблонь более важна, чем разнообразие геометрических узоров на яблочной кожуре, совершенно не следует, будто первое является главным в неком «общем смысле». Можно легко представить себе цивилизацию, которая будет выращивать яблоки исключительно ради эстетики таких узоров (как мы, например, выращиваем цветы) – и для нее все будет наоборот.
Вопрос о смысле существования человека, жизни и мира вообще является нонсенсом. Сама постановка вопроса требует обязательно добавления субъекта – того, для кого этот смысл (т.е. полезное следствие явления) присутствует. Каков смысл моста через ручей с точки зрения щуки? А с точки зрения птицы? Нормальные люди задают вопрос о смысле применительно к носителям интереса (обычно – применительно к человеку или к сообществу людей). О смысле «существования вообще» спрашивают обычно философы – теисты, для которых этот вопрос является схоластическим приемом, призванным доказать необходимость «бога» в качестве главного интересанта (чтобы мир имел какой то смысл). Постулат о «смысле вообще» и об абсолютной иерархии систем в мироздании, делает взгляды теистов примитивными и близкими скорее к животному восприятию, чем к мышлению. К примеру, теист еще в состоянии понять, что смысл существования аквариума совершенно разный для аквариумиста, для кошки и для рыбок – но он не может понять, что среди этих трех взглядов ни один не является априорно истинным. От того, что аквариумист кормит и кошку и рыбок, его взгляды не становятся «высшими» по сравнению взглядами этих милых существ.
Именно поэтому теистическому восприятию свойственен миф о «высшем предназначении» некого общества, по сравнению с которым «частные» интересы индивидов являются «низшими» и игнорируются. Индивид в этом мифе редуцируется до уровня механического инструмента, предназначенного для воплощения «высших» замыслов администратора. Как уже говорилось, подобные мифы разрушительны для цивилизации.


10. Жизнь, разум… что дальше?

Киберсциентизм не считает разум – высшей формой существования материи, а человека – мерой всего и пупом мироздания. Мирозданию (метасистеме) нет дела до человека, поскольку ей вообще ни до чего нет дела, а происходящие в метасистеме процессы информационной эволюции вовсе не заканчиваются на разуме «человеческого типа». Можно представить себе гораздо более эффективные механизмы адаптации и решения задач. Ими могут обладать:
1. система, способная оперировать не символьными (дискретными) языками, а непрерывными абстрактными конструкциями, вроде тех, что изучаются в нашей топологии.
2. система, способная к построению внутри себя полных фрактальных моделей (т.е. моделей из бесконечно вложенных в друг друга самоподобных абстрактных структур).
3. система с неограниченной вариабельностью – т.е. способностью любым образом менять свой собственный состав и структуру, сохраняя при этом самоидентичность.
На данном этапе мы с трудом можем представить себе свойства таких «сверхразумных» систем. Теоретически можно говорить о свойстве «сверхразума» строить отображения, равномощные Вселенной, т.е. реализовывать модели, равные по сложности всей метасистеме, но что это означает практически, какие возможности это открывает, мы вряд ли в состоянии представить на данном этапе нашего нынешнего развития. Тем не менее, даже довольно абстрактные теоретические и умозрительные выкладки подобного рода, а также их художественная интерпретация (в серьезной научной фантастике или в абстрактной научной живописи), бесспорно приближает нашу собственную цивилизацию к этому возможному будущему состоянию.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments