Александр Розов (alex_rozoff) wrote,
Александр Розов
alex_rozoff

Category:

Праздник революции. Коммунизм – XXI век. (commie-FAQ).

Поздравляю всех с днем Великой Октябрьской Социалистической Революции (7.11.1917).


В этот день, 91 год назад впервые в истории была сознательно и планомерно уничтожена система социального неравенства, основанного на привилегиях паразитических правящих классов буржуазии, феодальной аристократии и духовенства государственной церкви.
При этом была создана действующая система производства, управления и распределения, НЕ ОСНОВАННАЯ на «традиционной культуре» - т.е. на априорно-признанной властной функции номинальных денег и традиционных социальных статусов. Это и есть главное.
То, что «советский эксперимент», начатый в конце 1917 провалился через 15 лет (когда создал свою систему «нео-традиционных» номинальных ценностей и статусов) - это факт.
Но за это время была (несмотря на гражданскую войну и враждебное внешнее окружение) проведена модернизация экономики полуфеодальной страны (ГОЭЛРО) – это тоже факт.

«Каждая кухарка должна научиться управлять государством». (Владимир Ильич Ленин).
Афоризм Владимира Ленина о кухарке – содержательный анализ в вопросах и ответах


1. Что такое коммунизм с точки зрения социальной кибернетики?

Коммунизм – это система политэкономического управления большими продуктивными коллективами людей, основанная на иных принципах, чем наследственная власть военно-авторитарных кланов (рабовладельческих или феодальных) или наследственная власть кланов-собственников номинальных средств обмена (теократических или буржуазных).
Иначе говоря, коммунизм - это любая система социального управления, построенная не так, как это было в «Старом свете» в период примерно с 50 века до н.э. по 20 век н.э.
Коммунизм это не какая-то конкретная система управления, а множество всех систем, выходящих за рамки четверки: рабовладение, теократия, феодализм и буржуазный строй.

2. Как показал себя коммунизм в реальной действительности?

Коммунизм может быть существенно разных видов. Какие-то его виды могут быть лучше, чем «четверки», а какие-то – хуже. Возможны гибриды коммунизма с любым строем из «четверки». Эти гибриды исторически известны (Швеция, Северная Корея, Франция, США, Китай, Папуа - Новая Гвинея и др.). В чистом виде коммунизм (как, впрочем, и любой тип управления из «четверки») в природе не встречается. Любой социум – это комплекс старых и новых форм. Можно говорить только о наиболее коммунистических странах (как, например, Куба) и о наименее коммунистических (как, например, Иран).

2. Какова роль марксизма в коммунизме?

Роль марксизма принципиальна. Маркс показал, что любой политэкономический строй это не более, чем способ организации людей в процессе социального производства (в т.ч. воспроизводства самих людей) и распределения произведенной продукции. Марксизм впервые очистил сущность политики от мистической шелухи и идеологических фриков. Марксистское понимание исторических процессов (исторический материализм) дает нам возможность объективно оценивать структуру и качество любого политэкономического строя, не обращая внимания на ритуальные декорации наподобие «духовной культуры», «общепризнанной морали» или «национальной миссии» какой-либо страны или народа.

3. Надо ли у людей все отнимать и делить?

Не надо. Хотя, на первый взгляд, любая система должна быть склонна «все отнимать и делить». Клановые авторитарные системы - отнимать у всех и делить внутри клана, демократические системы – отнимать у всех и делить среди всех поровну. Тем не менее, мы наблюдаем авторитарные системы, где у людей, не входящих в клан правителей, отнято далеко не все (т.е. им оставляют гораздо больше, чем просто физиологический минимум). Аналогично, мы наблюдаем демократические системы, где воля большинства не выразилась в том, чтобы отнять все у богатых и раздать бедным. При достаточно благополучной жизни, человек не озабочен в первую очередь тем, чтобы присвоить имущество несколько более богатого соседа. С дугой стороны, развитая буржуазная финансовая система требует, чтобы у людей было отнято все, и пущено в финансирование коммерческих предприятий. В результате, у среднего жителя развитой буржуазной страны нет реально-личной собственности – как правило, и его квартира, и автомобиль, и загородный дом, находятся в залоге у банка (т.е. принадлежит жителю лишь условно). Принуждение к пользованию кредитом осуществляется путем искусственного завышения производственных издержек примерно в 2,5 раза. Это вызывает такие же диспропорции, как искусственное регулирование цен при социализме позднего советского образца.

4. Отнимается ли частная собственность на средства производства?

Как показал Маркс, средства массового производства, это не столько имущество, сколько инструмент контроля над обществом, над его базисными функциями: производством материальных благ и их распределением. Фактически, владение средствами производства – это политическая власть. Именно поэтому, даже в т.н. «высокоразвитых буржуазных странах» крупные средства производства в значительной степени обобществлены – государственные структуры контролируют собственника, чтобы не допустить монополии. Профсоюзы принуждают собственника к определенным условиям найма, увольнения, оплаты труда, условий труда, длительности отпусков и выходных, и т.п. Общества потребителей диктуют через суд свои (не рыночные) требования к функциям, качеству и маркировке продукции. Государство требует отчета о финансовом состоянии крупных компаний, и разрешает или запрещает их реорганизацию. Но, часть компаний получает государственную поддержку за счет общества. Т.е. частную собственность на средства производства фактически отнимают во всех развитых странах, это не афишируется.

5. Зачем нужна раздаточная (не-рыночная) экономика?

Принято считать, что экономика бывает двух типов РЫНОЧНАЯ (при которой человек получает столько, сколько он наработал и/или наторговал, используя свои личные или арендованные, или корпоративные средства производства) и РАЗДАТОЧНАЯ (при которой все продукты производства изымаются в общий фонд и делятся между людьми специальным чиновником, по некому регламенту, или просто волюнтаристски). Однако, в действительности экономика всегда оказывается смешанной. Ближе всего к рыночной экономике была экономика ранних земледельческих неолитических родовых общин до возникновения государства. Ближе всего к раздаточной – экономика охотничьих общин палеолита (первобытный коммунизм). Общественный характер товарного производства, начиная с рабовладельческих государств, требует наличия раздаточных механизмов в, как-бы, рыночной экономике. У государств возникли такие раздаточные механизмы:
- Налоги, (часть продуктов труда, не рыночно перераспределяемая государством).
- Социальные пособия (чисто раздаточные выплаты из собранных налогов).
- Тарифные сетки (оплата не за продукт труда, а за должность и профессию)
- Финансово-кредитная система (создание номинального эквивалента реального товара).
Пока неизвестны способы социального регулирования без раздаточной экономики.

6. Что делать с пороками раздаточной (не-рыночной) экономики?

Эти пороки есть во всех современных экономиках, причем наиболее сильны они в экономике высокоразвитых западных стран (эта экономика называется рыночной явно по ошибке). Главный порок раздаточной экономики – это оплата не за продукцию, а за соответствие каким-то идеологическим критериям. Например, в СССР работник получал квартиру за соответствие критериям «советского человека», а в США работник получал кредит на 50 лет на квартиру (что то же самое) за соответствие критерию «порядочного американца». Надо признать, что это – именно раздаточные механизмы, а затем убрать все лишние раздаточные механизмы, и оставить только прагматичные и эффективные.

7. Требует ли коммунизм идеологических мотивов труда?

Здесь мы имеем дело с еще одной классификацией: экономика служения и экономика наживы. Обычно говорят, что буржуазная система работает за счет естественного стремления людей к наживе, а коммунистическая – за счет противоестественного (навязанного пропагандой) служения неким идеалам. В действительности все наоборот. Буржуазная система требует идеологического мотива (т.н. «протестантской морали» Вебера), а без нее она не работает – Макс Вебер показал это на множестве примеров разных стран в своей книге: «Протестантская этика и дух капитализма» (1905). Часть 2 этой книги называется «Профессиональная этика аскетического протестантизма». Это очень показательно: буржуазный строй апеллирует к аскетизму, к отказу от наживы, как удовлетворения материальных потребностей (возможно даже избыточных) в пользу мистического идеала (делая то, в чем буржуазные идеологи обвиняют коммунизм). Коммунизм же (в общем случае) говорит только о том, что человеку за его общественно-продуктивный труд должны предоставляться материальные ресурсы для удовлетворения его потребностей. Мотивы к труду (исходя из принципов исторического материализма) должны создаваться механизмами распределения материальных благ, которые человек признает адекватными в отношении затраченного труда (своего и чужого). Т.е. коммунизм только тогда чего-то стоит, если он может обойтись без идеологических мотивов к труду.

8. Есть ли при коммунизме деньги и имущественное неравенство?

Деньги – это (исходно) просто калиброванный эквивалент стоимости реального товара. Товарное производство может спокойно обходиться без денег – и обходилось без них первые несколько тысяч лет своего существования. Первые деньги, (как калиброванные монеты из ценных металлов) фактически были просто удобным обменным товаром (у них была реальная стоимость). Современные деньги – это уже номинальная стоимость, они не содержат ничего, что определяло бы их ценность при обмене на другие вещи. De facto современные деньги – это инструмент раздаточной буржуазной экономики, действующий через государственную эмиссию и через финансовый мультипликатор (порождающий заведомо-необеспеченные объемы номинальных платежных средств в кредитной сфере). Современные деньги, как и современные «ценные бумаги» - это элементы раздаточной (не рыночной) экономики буржуазного строя. Их функция – перераспределять материальные ресурсы не в интересах производителей и потребителей материальных благ, а в интересах т.н. «финансовой олигархии», правящего клана, составляющего одно целое с правящей «политической элитой». Контроль над большими массами современных денег - это не владение имуществом, а владение политическим контролем, т.е. властью. Естественно, деньги, как инструмент создания политического неравенства, при коммунизме исключен. Относительно имущественного неравенства, выраженного во владении реальными вещами: здесь, разумеется, неравенство не может никуда деется. Уже сама способность людей создавать вещи для себя лично (кто-то умеет делать их лучше, чем другие), приводит к естественному неравенству людей даже при «первобытном коммунизме». Коммунизм исключает лишь те формы имущественного неравенства, которые являются не неравенством в материальном комфорте, а неравенством в политических правах.

9. Кто управляет государством при коммунизме?

Государством управляет всегда небольшая часть людей, причем в своих интересах (т.е., с целью перераспределить производимые блага в свою пользу). Управление в этом смысле есть ни что иное, как частное присвоение общественных благ силой государственного принуждения. С точки зрения исторического материализма, управление в обществе не требует специфических инструментов вроде государства (как не требует их нормально организованная производственная корпорация). Иначе говоря, функции управления в обществе это просто один из видов общественно-полезного труда (как труд менеджера в корпорации). Для занятий этим трудом нужен только определенный объем знаний и опыта – как и для любой квалифицированной деятельности. Надстройки в виде политической элиты (состоящей, как правило, далеко не из умных и грамотных людей), партий (с определенной идеологией и денежными фондами), парламентской системы (с лобби), и т.п. для этого не нужны. Может ли кухарка оказаться в системе социального управления при коммунизме? Может, если приобретет соответствующую профессию. Особенность коммунизма в том, что т.н. «политическая карьера» (т.е. проникновение в политическую элиту путем ритуальных ухищрений) в нем заменяется профессиональной трудовой карьерой менеджера, что гораздо более прагматично с точки зрения общества.

10. Считается ли коммунизм последним (наивысшим) общественным строем?

Нет. Коммунизм ограничен во времени потребностью людей в социальном характере материального производства и распределения. После некоторого критического рубежа роботизации производства (по критериям низкой вовлеченности людей, либо низкой концентрации мощностей, либо низкой стандартизацией продукции), коммунизм (любой) перестанет существовать и сменится каким-то иным строем.

-----------------------------
Автор выражает благодарность Елене Голубевой, Надежде Репиной, Арифу Гезалову и Александру Ярославцеву за ценные замечания в период перед написанием этого FAQ

Иллюстр. blok70.com
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 54 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →