Александр Розов (alex_rozoff) wrote,
Александр Розов
alex_rozoff

Categories:

Мировая наука отряхнется от грязи - или станет фрикламной грязью на свалке истории?

Мы внезапно (за зиму-весну 2020) шагнули из эры, где наука вызывала симпатию у абсолютного большинства общества, и считалась одной из общеполезных областей деятельности – в эру, где отношение в обществе к науке разделилось на два лагеря. Первый из них продолжает поддерживать науку, хотя уже с некоторыми оговорками, а второй – воспринимает науку, как нечто вредное на службе глобального фашистского миропорядка (этакую интеллектуальную зондеркоманду в цифровом концлагере). Все началось не в 2020-м, а намного раньше – в 1975-м, об этом мы еще поговорим. Что же касается 2020-го то, впервые за всю новейшую историю, ситуация выглядит так, будто «мировая наука» принесла жителям развитых стран очевидный, преднамеренный вред. Разумеется, на самом деле, произошло нечто существенно иное, а именно:
- Глобальная финансово-бюрократическая олигархия (начиная с властей КНР, и далее постепенно почти везде) втянулась в коронавирусную спецоперацию по принуждению жителей к нищете и лояльности (к тому самому «цифровому концлагерю»).
- Линейная бюрократия, включая медиа-сервисы, военно-полицейские структуры и т.п., реализовала этот дурной сценарий, что привело (разумеется) к глобальному кризису, не имеющему аналогов в новейшей истории, даже если считать мировые войны.
- Т.н. «мировая наука» выступила в этой спецоперации всего лишь как один из медиа-сервисов, т.е. просто отработала заказ работодателей, требовавших представить тему уханьского коронавируса в заданной форме апокалипсиса, как бы «от имени науки».
Ничего личного - просто бизнес.
Тут надо уточнить: многие ученые поступили предельно честно, и старались довести объективную информацию до широкой публики. Они делали это от себя лично. Они осознанно шли на конфликты с начальством и с бюрократической системой, теряли в материально-денежном плане, лишались возможности продолжения своей работы, и деятельности своих школ – и все-таки выбрали следование профессиональной этике.
Такие ученые вызывают огромное уважение…
…Однако (повторю) они действовали и действуют от себя лично. Не от лица «мировой науки», как сложившегося наднационального института общества в сфере знаний.

А институциональная наука повела себя как сервис заказной фрикламы. В социально-психологическом плане сильнейшим шоком стало такое поведение институциональной медицины. Впервые со времен нацистских экспериментов в концлагерях – люди начали обоснованно бояться медицины. Карантинные эксперименты 2020 в США - привели к большему числу жертв, чем Вьетнамская война. В Италии - около 18000 жертв. Что же касается жертв этих экспериментов в домах престарелых в Евросоюзе и Канаде, то ими занимаются следователи, и можно надеяться, что мы когда-нибудь узнаем результат. В частности, можно надеяться на более детальные показания Ингве Густафсона (Yngve Gustafson), старшего профессора гериатрии в университете Умео (Швеция) который уже высказался по этому поводу 22 мая. Также 22 мая, на портале PR Newswire Europe было представлены данные университетской больницы Эссена, о том, что социальная изоляция увеличивает общую смертность на 47%, и риск сердечных приступов и инсультов на 44%.

Можно перечислить множество других фактов в том же роде, например, когда «мировая наука» по сути, игнорировала давно известные, хорошо отработанные методы простой вакцинации иммуноглобулинами. При этом она всячески продвигала «самоизоляции» с использованием «цифровых приложений» к смартфонам, поощряя вполне фашистские методы всеобщего домашнего ареста, придуманные в континентальном Китае.

Тема коснулась «цифровых приложений» - и тут следует отметить: нынешняя ситуация выглядит так, будто «мировая наука» за 20 лет XXI века не дала публике ничего, кроме гипертрофированного развития электронных гаджетов для работы с этими «цифровыми приложениями». Заметим, что простые утилитарные гаджеты появились еще в 1970-х, и заняли адекватное место в социальной коммуникации к концу XX века. Превращать их дальнейшее развитие в сверхзадачу, затмевающую все остальные темы – было огромной глупостью, или огромным осознанным свинством глобальной политики. До какого-то момента эта диспропорция не выглядела очевидной для публики. Но теперь – выглядит.

Глобальное коронавирусное реалити-шоу подвело черту под эрой пост-НТР (1976 - 2020). Примерно 44 года назад цивилизация ушла с пути НТР (славного 30-летия 1946 - 1975), и повернула не туда. Если поискать историческую аналогию, то вспоминается классика раннего колониализма: когда африканцы продавали своих соплеменников в рабство - за бесполезные, но яркие разноцветные стеклянные бусы, привезенные европейцами.
Нынешние события: еще недавно благополучная и богатая западная публика внезапно проснулась в позиции нищих рабов, зато с кучей ярких стеклянных бус - смартфонов, сделанных (кстати) преимущественно, опять же, в континентальном Китае.

Виновата ли в этом «мировая наука»? Видимо нет. Эта ситуация – продукт политики, а «мировая наука» просто выполняла задания работодателя (опять-таки: ничего личного - просто бизнес). Ученым заказали изготовление фрикламы – ученые выполнили заказ.
Обвиняет ли публика в этом «мировую науку» (как сложившийся наднациональный институт общества в сфере знаний)? Очевидно, да. Поскольку все эти стеклянные бусы – гаджеты предлагались обществу «от имени науки» - в обмен на свободу личности, и на объективные ценности, составлявшие материальное благосостояние в 1970-х – 1990-х. «Инновационные стили жизни»: услуги вместо товаров, впечатления вместо имущества, «интернет вещей», ответственное потребление, «зеленая энергетика» - все это публике внушалось от имени науки. Ученые стали говорящими головами неких суфлеров из IT-концернов, электронных банков, и государственной бюрократической верхушки.

В свое время академик Андрей Сахаров в нобелевской речи 11 декабря 1975-го сказал: «Прогресс возможен и безопасен лишь под контролем Разума».
Дело даже не в том, что присуждать Нобелевскую премию Мира – автору технологии водородных бомб, это моветон. Присудили – и ладно.
Дело в том, что ученый (признанный, состоявшийся физик-ядерщик) признал над собой руководящую и направляющую функцию некого «Разума» (с большой буквы). А в политическом смысле такой Разум лишь один: глобальная бюрократия: жуликоватая, туповатая, амбициозная – зато с золотым ключиком от кладовой грантов.
Вот примерно с тех пор и начался поворот науки НЕ ТУДА (в сторону превращения во фрикламную лавку бюрократии – ранее эта PR-роль была закреплена за церковью).

Устраивает ли ученых такая роль? Если да – то это их выбор. Тогда «мировая наука» повторит судьбу католических монашеских орденов. Сейчас уже не все помнят, что католические ордена основали в Европе первые университеты. В основном общественное мнение связывает с католическими орденами совсем другие вещи: костры инквизиции, оболванивание жителей, и торговлю индульгенциями (на фоне запугивания грядущим апокалипсисом и адом для тех, кто не заплатил в священную кассу).
«Мировая наука», как институт, может оказаться выброшенной на свалку истории по аналогичному сценарию, причем намного быстрее, чем это случилось с католическими орденам в Эпоху Просвещения. А роль института общества в сфере знаний – вероятно, надолго окажется вакантной. Инженерией научных знаний (сциенженерией) тогда будут заниматься коллективы разной природы и типа, но разговор сейчас о другом.

Что, если значительную часть ученых НЕ устраивает такая роль и такая судьба науки?
Способна ли научная общественность к самоорганизации, и созданию обстановки полной нетерпимости в отношении тех ученых, которые участвуют во фрикламных акциях?
Или доля тех, кого НЕ устраивает – уже слишком мала?
Или их доля велика, но в основном они уже махнули рукой на будущее своей профессии, и просто отрабатывают гранты – выдавая в качестве «научного результата», любой абсурд, который угоден заказчику?
Вопрос остается открытым.

Может ли широкая публика как-то способствовать неравнодушным ученым, которые готовы потратить силы и нервы на отряхивание «мировой науки» от грязи?
Вопрос тоже остается открытым. Впрочем, мое мнение таково: поскольку сейчас на архивных полках лежит научный задел, способный снабжать инженерию – новыми решениями примерно 25 - 50 лет, широкой публике в общем-то безразлична судьба «мировой науки». Публика скорее проявит интерес к сциенженерии – более понятной и предлагающей конкретные полезные результаты. Впрочем, это уже другая история.
…Такие дела.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 209 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →