Александр Розов (alex_rozoff) wrote,
Александр Розов
alex_rozoff

Categories:

Эффект Маркова: как глюки культуры мешают ученому понять тренды небудущего.

Александр Марков https://ru.wikipedia.org/wiki/Марков,_Александр_Владимирович_(биолог) - очень квалифицированый специалист, автор ряда научных работ и автор ряда научно-популярных статей и книг, в т.ч. двухтомника "Эволюция человека". В основном этот двухтомник собрал прекрасные отзывы, но был и отзыв ПРИНЦИПИАЛЬНО иного рода.
особое мнение д-ра Евгения Панова https://ru.wikipedia.org/wiki/Панов,_Евгений_Николаевич
"Любопытной особенностью творчества популяризаторов типа Дольника и Маркова, которые проводят широкие аналогии между поведением животных и человека, оказывается то, что они никогда не заглядывают в специальную литературу о естественном поведении людей... В итоге всего сказанного, я при всем желании не могу присоединиться к восторженным отзывам о книге А. В. Маркова".
О чем тут речь: Марков, конечно, превосходный специалист по теории эволюции, однако, когда он начинает рассматривать эволюцию человека, то к его научной аргументации примешиваются его ненаучные представления - штампы европейской культуры. Маркову (как и болшинству европецев) эти штампы кажутся очевидной истиной, как 2x2=4, на самом же деле это глюки, бессмысленные вне рамок европейской системы ценностей, породившей их.
Таким образом, рассуждая о естественном поведении древних гоминид, и затем первобытных людей - Марков неосознанно допускает ошибки, поскольку приписывает им мотивы, основанные на европейских ценностях и идейных штампах относительно сексуального и репродуктивного поведения, социальной успешности, и т.п.
Это свойственно не только Маркову, но и многим другим ученым, затрагивающим в процессе популяризации, вопросы происхождления и эволюционного развития человека.
Тема заслуживает отдельного обсуждения, но сейчас речь пойдет о другом.
О том, как те же самые глюки культуры приводят Маркова (и не только его) к совершенно ложным выводам в футурологии ближнего прицела.
Итак, читаем и комментируем статью (мои комментарии обозначены литерой "Р"):

Наука в мире через 50 лет
Александр Марков, Елена Наймарк
«Троицкий вариант — Наука» № 6(300), 24 марта 2020 года
(https://elementy.ru/nauchno-populyarnaya_biblioteka/435272/Nauka_v_mire_cherez_50_let)

Александр Марков: Большинство людей даже не осознает, что мораль в принципе может меняться, равно как и то, что изрядная доля известных им непреложных истин на самом деле не более чем идеологические догмы. А мораль, конечно, меняется. И меняется быстро. Меня сейчас раскритикуют в клочья, но всё же я осмелюсь заметить, что высказывания, за которые сегодня сотрудника западного университета лишают всех званий, увольняют и предают общественному порицанию (т. е. коллективной травле), лет 50 назад были нормой и воспринимались спокойно даже самыми передовыми борцами за равенство и социальную справедливость. И при этом почему-то большинству людей кажется, что современные моральные нормы и идеалы незыблемы, абсолютны, «были всегда». Не были.

Р. Отметим: Марков отлично знает об эффекте глюков культуры - кажущихся (фантомных) "очевидных истин". И все равно, ему очень трудно найти и отбросить эти "очевидные истины" в собственнных рассуждениях.

Александр Марков: В политике сейчас один из важнейших процессов — соревнование (экономическое, культурное, научное) между демократической западной цивилизацией и условными «восточными деспотиями», некоторые из которых развиваются так динамично, что заставляют многих сомневаться в неоспоримости тезиса о том, что без свободы и демократии нет прогресса. Это печально, даже трагично, но что поделать?

Р. Глюк культуры (из сравнительно свежих, родившихся в конце XX века) азиатские новые индустриальные страны с авторитарными режимами, в первую очередь Китай, развиваются динамично. На самом деле они не развивались динамично ни тогда, ни сейчас. Они просто привлекали западные инвестиции в создание у себя промышленного капитала - причем привлекали лишь одним: дешевизной и бесправием своей рабочей силы. Последние 5 лет мы наблюдаем, как экономика Китая рушится из-за вынужденного подорожания рабочей силы.

Александр Марков: Что будет, если несвободный Китай оставит свободную Америку и Европу по всем статьям (кроме гражданских свобод) далеко позади? Кто тогда поверит, что демократия и свобода всегда лучше, чем деспотизм?

Р. Глюк культуры: "несвободный Китай - свободная Америка и Европа". Китай, конечно, деспотия, но Америка и Европа ныне тоже деспотии, причем чуть выше Марков сам говорил о чудовищном идеологическом произволе в отношении ученых именно в Америке и Европе. Парадокс...

Александр Марков: Или взять, к примеру, умение справляться с кризисами вроде нынешней эпидемии коронавируса. Кто лучше совладает с напастью, Китай или западные свободные страны? У деспотий определенно есть кое-какие конкурентные преимущества, особенно в непредсказуемой и неблагоприятной окружающей среде.

Р. Глюк культуры: общество под властью "твердой руки" (императора, фюрера, генсека компартии) справляется с чрезвычайными ситуациями лучше, чем свободное общество. На самом деле - наоборот: авторитарные имперские структуры характеризуются хрупкостью, и рассыпаются от любой реально-чрезвычайной ситуации. Свободные общества - эластичны, адаптивны, и потому могут найти более адекватную стратегию выхода из чрезвычайных ситуаций.
Это не говоря уже о крайней сомнительности т.н. пандемии уханьского коронавируса.

Александр Марков: Люди вроде меня, верящие в идеалы свободы, могут только надеяться, что Китай и другие динамично развивающиеся деспотии в какой-то момент по неким не вполне ясным причинам исчерпают возможности развития и снова отстанут от «свободного мира». А если не отстанут? Демография в целом на их стороне, да и у западной цивилизации и науки всё больше проблем, затрудняющих дальнейшее развитие

Р. Глюк европейской культуры: демография на стороне азиатов. На самом деле самые "успешные" новые индустриальные азиатские страны (включая Китай) находятся уже в стадии начала катастрофической депопуляции.

Александр Марков: Я не сомневаюсь ни в реальности потепления, ни в его антропогенных причинах, ни в том, что оно сулит неприятности, равно как и в том, что необходимо предпринимать серьезные шаги для уменьшения его масштабов и сглаживания последствий. Но мир все-таки, как мне кажется, не рухнет из-за климатических изменений, по крайней мере в ближайшие 50–70 лет.

Р. Как любой ученый-естественник, Марков понимает, что ужасы, рисуемые климатологами-алармистами, вроде "у нас 20 лет до глобальной климатической катастрофы" - это чушь, физический абсуорд. Тем не менее, он верит им во всем остальном. Опять глюк культуры.

Александр Марков: Но есть еще один момент в этой климатической повестке, который меня тревожит. Наблюдаемые быстрые изменения климата — это, пожалуй, самое очевидное свидетельство того, что мы в самом деле вплотную подошли к пресловутым «пределам роста», и человечество больше не может позволить себе свободно развиваться.

Р. Минутку, где логика? Очевидно же, что чем прогрессивнее и мощнее технология, тем лучше она может противостоять негативным факторам (в т.ч. ею же полрожденными). Насколко чище и экологичнее стали производства за столетие между Викторианской эпохой и эпохой НТР. Но - срабатывает глюк культуры, соглдасно которому единственный путь экологизации - это окукливание и материальное самоограничение человечества, своего рода аскетизм во славу спасения природы.

Александр Марков: Как бы ни старались авторы знаменитого манифеста «Пределы роста», во всех его многочисленных переизданиях, сгладить впечатление обреченности, но когда я читаю его заключительные разделы с описанием желаемого мира будущего (без экономического роста, где производство чего-то нового лишь компенсирует износ старого и т. п.), то не могу отделаться от чувства, что передо мной жутковатая антиутопия, написанная кем-то поизощреннее Стивена Кинга.

Р. Снова парадокс (или глюк культуры) - Марков видит, что рецепт "Пределов роста" (сейчас это называют "Устойчивое развитие") - полный бред. Зачем же он толкует будущее именно исходя из этого бреда? Хотя логичнее напротив, указать, что это небудущее, что такой сценарий попросту нереализуем.

Александр Марков: Мир равновесия, мир гомеостаза. Будет ли в нем место для науки? Ведь наука — это поиск нового, а отлаженному гомеостатическому механизму (после того, как он обзавелся всеми необходимыми защитами) поиск нового противопоказан. Человечество всегда росло и развивалось, потому что люди, племена и государства конкурировали, рвались к успеху, карабкаясь по головам соседей. Да, неэтичным, некорректным и аморальным был чуть ли не весь наш путь к прогрессу и нынешнему относительному благополучию. Сможет ли человечество продолжить свое развитие в условиях запрета на рост? А если нет, кому будет нужна наука?

Р. Разумеется, в мире "Устойчивого развития" нет места науке. А "развитие в условиях запрета на рост"- это оксюморон. Но дело в другом глюке культуры (еще раз цитирую) "Человечество всегда росло и развивалось, потому что люди, племена и государства конкурировали, рвались к успеху, карабкаясь по головам соседей". Вот это самый неприятный глюка культуры - т.н. социальный дарвинизм (который как бы всеми порицается, но тем не менее негласно считается в европейской культуре основой любого порядка в обществе)
Лушее определение дал Джеймс Трефил в своей энциклопедии:
Социальный дарвинизм это доктрина, согласно которой: Социальное неравенство — результат действия дарвиновского естественного отбора.
https://elementy.ru/trefil/21204/Sotsialnyy_darvinizm
Причем доктрина совершенно антинаучная.
Обидно, что ученый эволюционист Марков не заметил этого. Но что делать - глюки культуры.

Такие дела...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 454 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →