Александр Розов (alex_rozoff) wrote,
Александр Розов
alex_rozoff

Categories:

Суперкризис от того, что рост производства и потребления сменяется ростом кредитования и продаж

Трудоемкий сектор услуг поглощает рабочее время, но создает мало новой стоимости*. Эти слова звучат, как оскорбление религиозных чувств глобальной веры в Экономику Услуг (поливаемую живительными Финансами и опыляемую священной Цифровизацией). В официальной экономике стало хорошим тоном не замечать, что материальные вещи создаются не услугами по продаже, а работами в материальном секторе. Тот банальный факт, что услуги это в основном ИЗДЕРЖКИ, цена которых ложится на потребительские ТОВАРЫ возникающие в ПРОИЗВОДСТВЕ - давно стал считаться непристойным и богохульным. А теперь - по порядку.

В конце 1970-х, после Ямайского кредитно-финансового переворота (отвязавшего эмиссию денег от материального эквивалента), произошел переход ведущих экономик мира со стратегии роста эффективности производства и потребления - к стратегии роста эффективности кредитования и продаж.
Это стало экономической катастрофой, отложенной примерно на однин трудовой цикл поколения людей (т.е. примерно на 45 лет) - но тогда, в конце 1970-х, об этом не принято было говорить. В середине 1980-х об этом негромко сказал лауреат Нобелевской премии экономист Роберт Солоу - но его предпочли не услышать.
В 2008-м перспектива катастрофа стала уже очевидной - но ее предпочли не замметить, и продолжить накачку кредитов, радуясь затем росту продаж в денежном выражении (вот, видите, экономика выходит из Великой рецессии).
Экономика, разумеется, никуда не вышла, и 2018-м обвал был констатирован уже на уровне официальных экономистов OECD/ОЭСР.
Тогда произошло некое шевеление в финансовом истеблишменте**, но оно носило скорее характер смутной тревоги и готовности платить за ее устранение, нежели осознанного намерения сделать что-либо конструктивное со сложившейся неработоспособной системой. Дальше началась т.н. "пандемиия" и "Великий локдаун", в котором некоторые персоны истеблишмента поспешили увидеть простое решение (т.н. "Великую перезагрузку"). Но к лету 2020 стало ясно, что вместо Великой перезагрузуки получается Великая перегрузка, и Система крошится на глазах. Политические предпочтения (например) молодых американцев за полгода поменялись от 50:43 в пользу капитализма на 47:46 в пользу социализма***.

А затем, 3 ноября 2020, вышла книга "Automation and the Future of Work" (Aaron Benanav), в которой кошка впервые за полвека была названа кошкой.

(цитирую): 57% видов работ, которые выполняли трудящиеся еще в 1960-х, больше не существует, но тотальной безработицы из-за этого не случилось. Исследователь из Берлинского университета им. Гумбольдта Аарон Бенанав в своей новой книге «Автоматизация и будущее работы» показывает, что в отраслях промышленности, где модернизация происходила быстрее всего, занятость как раз, наоборот, росла. Главный удар по рынку труда нанес не прогресс технологий, а деиндустриализация: рабочая сила из высокопроизводительной индустрии перетекает в трудоемкий сектор услуг, который поглощает рабочее время, но создает мало новой стоимости. Темпы роста производительности труда непрерывно снижаются как в промышленности, так и в других секторах. Это тормозит экономику и выливается в увеличение неравенства, прекаризацию труда и снижение занятости*.

Аарон Бенанев анонсировал свою книгу еще в январе 2020, в The Guardian
"Автоматизация не уничтожает рабочие места, дело в том, что наш двигатель роста приходит в негодность".
(цитирую): Низкое качество рабочих мест и застой в заработной плате являются серьезными проблемами в Америке и во многих странах мира... В то время как машины теперь производят все, от обуви и рубашек до автомобилей и компьютеров, в последние десятилетия не произошло значительного увеличения темпов роста производительности труда в промышленности. Напротив, эффективность производства на протяжении десятилетий повышалась медленными темпами, что привело к тому, что в 1987 году лауреат Нобелевской премии экономист Роберт Солоу заметил: «Мы видим компьютерный век везде, кроме статистики производительности».
Наше коллективное ощущение того, что темпы трудосберегающих технологических изменений ускоряются, является иллюзией. Это похоже на ощущение, которое возникает, когда вы смотрите в окно вагона, который замедляется на станции: проезжающие машины на другой стороне путей кажутся ускоренными. Технические изменения в области экономии труда, кажется, происходят более быстрыми темпами, чем раньше, только если смотреть со всех сторон, то есть с точки зрения наших все более медленно растущих экономик.
Это реальная проблема: повсеместная и все более глобальная стагнация экономики, особенно затрагивающая промышленность, которая характеризуется низкими темпами инвестиций, низкими темпами экономического роста и, следовательно, низкими темпами создания рабочих мест.
В некоторых услугах, например в оптовой торговле, наблюдаются всплески быстрого роста производительности, но они не могут привести к устойчивому общесекторальному повышению эффективности, подобному тому, которое характерно для обрабатывающей промышленности на протяжении всей истории его развития.
В условиях вялой экономики, периодически страдающих от экономического кризиса и жесткой экономии, легче обвинить в результирующем социальном ухудшении роботов или уязвимые слои рабочей силы, такие как иммигранты, женщины и расовые или религиозные меньшинства, чем бороться с его истинными причинами.
С учетом сворачивания двигателя промышленного роста, сопровождавшего распространение производственных мощностей по всему миру, восстановление ранее существовавших темпов экономического роста окажется трудным, если не невозможным. Если мы не найдем способ разделить оставшуюся работу, политика «разорения ближнего» действительно разорвет наши общества на части****.

...Такие дела...

-------------------
*) 12 марта 2021, Рабочее время пора сокращать. Работы становится меньше не из-за того, что технический прогресс ускоряется, а из-за того, что он буксует
https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2021/03/12/861157-rabochee-sokraschat
**)16 июля 2019 Реформа капитализма. Миллиардеры и бизнес готовы делиться: что их напугало? Капитализм, как мы его знаем, отжил свой век. Пришло время богатым поделиться, платить больше налогов, а бизнесу - поставить во главу угла общественное благо, а не максимальную прибыль. Иначе грядет революция.
https://www.bbc.com/russian/features-48975781
***) 01.06.2020 Перерождение капитализма: как пандемия разрушает существующую систему, меняя ее к лучшему (Рэндалл Лейн)
https://www.forbes.ru/biznes/401769-pererozhdenie-kapitalizma-kak-pandemiya-razrushaet-sushchestvuyushchuyu-sistemu
****) 23 Jan 2020 Automation isn't wiping out jobs. It's that our engine of growth is winding down. Aaron Benanav
https://www.theguardian.com/commentisfree/2020/jan/23/robots-economy-growth-wages-jobs
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 358 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →