Александр Розов (alex_rozoff) wrote,
Александр Розов
alex_rozoff

Categories:

Листая архивы предкарантинного периода: массовый наемный труд - дефект общества

Сергей Минаев - весьма спорный автор, однако, его понимание практической экономики очень ценно при анализе истории экономики. Даже когда современные толкования старых исторических событий несколько некорректны с позиции академической истории - они полезны в плане нового взгляда на сегодняшнюю практику.
Ниже я цитирую выборочно статью Минаева, опубликованную в конце 2017 года.
Невосполнимая зарплата. Как отношение к наемному труду влияет на экономику.
В США развернулась дискуссия о заработной плате. Взгляд в прошлое выявляет важное свойство зарплат — они много чего говорят об особенностях той или иной общественной формации.


Плата за наемный труд — явление древнее. Но отношение к ней, например, в античные времена было весьма своеобразным. Так, Цицерон указывал: «Поговорим теперь о профессиях и занятиях, которые могут свидетельствовать о свободе или низости. Например, низкими и даже проклятыми являются занятия, которые требуют злонамеренности,— сбор налогов и ссуда денег под процент.
Несвободным и низким является занятие тех, кто работает за плату, тех, кому мы платим за труд, а не за искусство. В их случае сама заработная плата свидетельствует о рабстве. Мы также должны считать низкими тех, кто покупает товары с тем, чтобы немедленно их перепродать. Потому что они не могут получить прибыль иначе, чем прибегая к самой откровенной лжи».

Класс наемных рабочих возник ко второй половине XIV века. Но очень долго он составлял лишь ничтожную долю населения, к тому же значительную часть своих доходов рабочие получали благодаря собственному крестьянскому хозяйству.
Первое законодательство, посвященное наемному труду, появилось в Англии в 1349 году (при короле Эдуарде III) и во Франции в 1350-м. В обоих случаях устанавливался тариф заработной платы для города и деревни, для работы сдельной и поденной. Под страхом тюремного наказания запрещалось платить зарплату выше установленной. Причем получивший такое вознаграждение наказывался строже, чем его выплативший.
...
Начиная с XV века потребительские цены росли быстрее жалованья, то есть реальные зарплаты падали. Особенно это было заметно в XVI веке, когда наемный труд стал более распространен: реальная зарплата работников, упавшая в связи с ростом потребительских цен, стала регулироваться спросом и предложением на рынке труда, однако ограничения зарплат по привычке сохранялись. (Дело дошло до того, что в 1735 году при британском короле Георге II был принят закон, по которому портным-подмастерьям Лондона запрещалось платить больше двух шиллингов и двух пенсов в день; исключение — дни всенародного траура.)
...
В 1603 году английские власти, по-прежнему уделявшие зарплатам значительное внимание, приняли закон, устанавливающий на сей раз не максимальную, а минимальную зарплату в текстильной промышленности в период упадка торговли.
...
Конец XVII — начало XVIII столетий можно назвать золотым веком британских зарплат.
Росту реальных зарплат в конце XVII — начале XVIII веков сопутствовало значительное снижение неравенства в распределении доходов (от этого роста в наибольшей степени выиграло 60% населения — беднейшие его слои).
Сельскохозяйственное производство набирало обороты, что привело к снижению цен на продукты питания и росту реальных зарплат, и так продолжалось до 1750-х годов. Отсюда, между прочим, быстрое увеличение населения. В 1680 году в Англии и Уэльсе проживало 4,9 млн человек, во Франции — 21,9 млн, а к 1801 году — соответственно 8,7 млн и 29,1 млн.
Следствием роста населения в период высоких зарплат стало увеличение численности иждивенцев — детей до 15 лет и стариков после 60 лет. Она в Великобритании конца XVII века составляла 630 человек на тысячу населения между этими возрастами, а к началу XIX века достигла показателя 850, при этом непропорционально выросла доля детей и подростков. Во времена падения реальных доходов многодетные семьи стали испытывать значительные трудности, и это побуждало их посылать детей трудиться ради дополнительного заработка.
...
В 1700 году 60% занятости в Великобритании обеспечивало сельское хозяйство. До середины XVIII века работники там имели преимущество перед работодателями в дискуссиях о размере зарплаты — население еще не успело существенно вырасти, сельское хозяйство было на подъеме, цены на продовольствие — низкими.
Однако потом картина изменилась. Население стало заметно увеличиваться, участились неурожаи, продовольствие подорожало; работу стало найти труднее, и реальные зарплаты упали. От всего этого выиграли владельцы земли, немного — фермеры, а наемные работники всех категорий проиграли.
...
В XIX веке с зарплатами происходило следующее. Сначала ручные ткацкие станки были окончательно вытеснены механическими (их количество в Великобритании выросло с 2400 в 1813 году до 224 тыс. в 1840-м). Разоренным ткачам приходилось наниматься на фабрики и мириться с чрезвычайно низкой зарплатой, а фабриканты могли получать прибыль без затрат на технические усовершенствования.
Завоевания индустриальной революции обесценивались и в связи с ростом населения. Низкий уровень жалованья на британских фабриках был обусловлен наплывом не только разорившихся ремесленников, но также женщин и детей. Мизерные зарплаты, в свою очередь, снижали внутренний спрос, и это дополнительно ослабляло стимул закупать дорогостоящее новое оборудование.
Экономисты (и их политические последователи) по-прежнему придерживались теории, согласно которой зарплаты должно хватать только на поддержание физического существования. Если человек получает больше, чем нужно, чтобы не умереть от голода, он просто будет меньше работать. До 1870-х годов никто в Великобритании не признавал экономических преимуществ высоких зарплат.
Даже наиболее просвещенные политики вроде Роберта Пила считали, что задача прогресса — держать зарплаты низкими, а прибыли — высокими.
...
Железнодорожная отрасль дала импульс всей британской экономике, благодаря чему первый кризис мирового капитализма завершился. Она, в сущности, создала современную металлургическую промышленность, мотивировала строительство огромных океанских кораблей и современных портов. Все это формировало большой спрос на квалифицированную рабочую силу, а для ее привлечения нужна была высокая зарплата. Численность рабочей силы в железнодорожной отрасли, судостроении, металлургии постоянно росла — вместе с жалованьем. К 1914 году тяжелая промышленность в Великобритании занимала первое место по количеству рабочих-мужчин и по размеру их зарплаты. К 1850-му году чартистское движение умерло — английский рабочий класс с его растущими доходами оказался деполитизированным на целое поколение. С точки зрения зарплат 1850 год стал ключевым во всем мире — работники получили преимущество перед работодателями.
(конец цитирования).

Краткий комментарий: если выделить цикличность в этом историческом экскурсе, то видна явная цель правящей элиты при любом удобном случае снизить доходы наемных рабочих до уровня физического выживания.
Периоды повышения зарплат воспринимаются правящей элитой как действие вынужденное и временное - в ожидании момента, когда (не опасаясь мятежа и стачек) наемных рабочих можно будет экономически опустить до биологического минимума.
Кстати: очередное опускание происходит в текущий период истории.
Пора прямо сказать, что общество, построенное на массовом (почти всеобщем) наемном труде ради выживания - это дефективное общество.
...Такие дела...

-----------------------------------------------
*) Невосполнимая зарплата. Как отношение к наемному труду влияет на экономику
"Коммерсантъ" от 12.11.2017 СЕРГЕЙ МИНАЕВ
https://www.kommersant.ru/doc/3461296
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 202 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →