Александр Розов (alex_rozoff) wrote,
Александр Розов
alex_rozoff

Categories:

Отказ в сексе - нарушение долга в браке. Суд принял тезис Бальзака о браке - узаконенной проституции

Брак в наши дни — это узаконенная проституция (Оноре де Бальзак, "Тридцатилетняя женщина", 1842 год)

Эта французская (а теперь уже общеевропейская) судебная хроника, опубликованная RFI 31 марта 2021, может показаться фарсом, однако юридически и политически все очень серьезно. Законодателная конструкция на полном ходу влипла в ею же созданную фигуру умолчания - сексуальную компоненту в официальных брачных отношений.
(цитирую выборочно) Апелляционный суд в Версале признал виновницей развода женщину из-за того, что та отказывала мужу в сексе. В постановлении говорится, что отказ в сексе является «серьезным нарушением долга и обязанностей в браке, делающим невыносимым сохранение совместной жизни». А проблемы со здоровьем не могут «оправдать отказ в течение такого долгого периода». В сентябре 2020 года это решение не стал отменять Кассационный суд.
Ее адвокаты называют решение суда «средневековым» и «скандальным».
Адвокат Лилиа Миссен подчеркивает: «В 2021 году брак уже не может быть синонимом сексуального рабства». «Общество только начинает осознавать ужасы и масштабы изнасилований в браке. Я не могу ни понять, ни принять это решение и последствия месседжа, который отправляет система юстиции», — говорит Лилиа Миссен. Другая адвокат француженки Дельфин Зугеби в интервью RFI объясняет, что такое стало возможным из-за «архаичного» толкования судом французского закона и из-за судебной практики в подобных делах. Понятия «супружеского долга» (в смысле обязательства заниматься сексом в браке) нет в современном французском Гражданском кодексе (Кодексе Наполеона). Но в нем есть, например, статья (242), где говорится, что развод можно потребовать, если один из супругов нарушает «долг и обязательства», связанные с браком. В 212-й статье говорится, что супруги обязаны «хранить друг другу верность», в 215-й — что они обязаны соблюдать «общность жизни» (communauté de vie). Некоторые судьи интерпретируют это как обязательство поддерживать сексуальные отношения в браке.
Объявленная «виновницей» развода француженка обратилась в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

В иске ее адвокаты ссылаются на постановление Кассационного суда от 1990 года. Они подчеркивают, что женщины имеют право соглашаться на секс или нет вне зависимости от своего матримониального положения, а отказ в сексе не может повлечь за собой никаких юридических последствий. Во-вторых, они ссылаются на статьи 3 и 4 Европейской конвенции по правам человека о запрещении пыток и рабства. В-третьих, они указывают, что французская система юстиции нарушила права их подзащитной на частную жизнь, что гарантировано 8-й статьей Европейской конвенции. Как могут сосуществовать «супружеский долг» (фактически признаваемый французскими судами в делах о разводе) и возможность преследовать супруга за изнасилование? Адвокат Дельфин Зугеби, считает, что одно противоречит другому. «Если с одной стороны, говорится, что женщина обязана иметь сексуальные отношения (со своим мужем), как она может отказать и как она может заявить об изнасиловании?» — задается вопросом адвокат.
(конец цитаты)

Ирония в том, что о неизбежности такого казуса я говорил два с половиной года назад

Буржуазный брак, это сделка, в которой мужчина предоставляет женщине полный пансион (и оговоренные регулярные суммы денег на карманные расходы), а женщина предоставляет мужчине комплекс услуг по домохозяйству, а также эксклюзивное право пользования ее телом в сексуальных и репродуктивных целях, причем без ограничения срока сделки. При некоторых обстоятельствах возможно прекращение этой сделки путем развода - с выплатой выходного пособия уволившейся женщине.
В таком виде сделка брака существовала примерно до 1920-х, когда в ходе политической конкуренции между буржуазными партиями было установлено женское избирательное права. Это также было связано с рекрутированием женщин в производственный пролетариат - для расширения рынка товара обычной (не сексуально-специфической) рабочей силы.
Для данной темы неважно, какие именно партии добивались и добились этого, увеличив электоральную массу примерно вдвое - за счет рекрутирования женщин в процедуру голосования.
Важно, что расширение прав женщин стало инструментом борьбы за голоса примерно половины избирателей.
Соответственно, начали одна за другой появляться т.н. "феминистские" поправки к легальной конструкции брачной сделки:
1. Право на контрацепцию и (в большинстве стран) на аборты, т.е. право отказа от рождения наследников мужа.
2. Право отказывать мужу в сексе (изнасилование в браке стало криминализовано).
3. Декриминализация супружеской неверности женщин (т.е. исключение обязанности рожать только генетических наследников мужа).
4. Признание равно значимого морального требования супружеской верности не только для женщин (что следовало из смысла брачной сделки), но и для мужчин (что по смыслу брачной сделки полный нонсенс - с чего вдруг работодатель должен ограничивать свою личную жизнь за свои же деньги?).
5. Право женщины при разводе на примерно половину семейного имущества и примерно паритетное право на детей.

Параллельно с этим процессом шло все более активное вовлечение женщин в торговлю своей обще-рабочей функцией, которая стала в значительной мере вытеснять специфически-женскую сексуально-репродуктивную функцию. У женщин возникла альтернатива: семья-дети или карьера-заработок. Значительная часть женщин стали следовать стратегии "сначала-второе затем-первое", и смысл буржуазной брачной сделки исчез, поскольку теперь муж и жена стали совместно наполнять общую семейную кассу (т.е. женщина перестала получать деньги за свой специфический репродуктивный товар). Последнюю точку в этом вопросе поставило бюджетное пособие по беременности и родам, и дополнительное бюджетное пособие матерям-одиночкам.
Так брачная сделка утратила смысл для обеих сторон (мужчины и женщины), превратившись в бессмысленный набор ограничений, принимаемых на себя без всякой экономической выгоды, а точнее - выгодный только адвокатам по семейному насилию и по бракоразводным процессам.
Между прочим, семейное законодательство нигде не называет секс между мужем и женой - нормой, и нигде не дает никакого определения этой нормы. Все упоминания секса относятся к криминалу: домогательство, принуждение и изнасилование. Семейно-брачное право превратилось в один большой бессистемный дефект смысла. Объекты и субъекты смешались, исключив разумное толкование, так что судебная практика стала основываться не на законах, а на текущей политической моде, что привело к полной девальвации правосудия в этой сфере.

...Такие дела...
-----------------------------------------
*) RFI 31/03/2021
https://www.rfi.fr/ru/франция/20210331-во-франции-суд-признал-женщину-виновной-в-разводе-из-за-отказа-в-сексе-она-обратилась-в-еспч
**)2018-11-12 Монетизация секса и детей: брачные отношения пора отменить или сформулировать, как сделку.
https://alex-rozoff.livejournal.com/60641.html
Иллюстрация: http://artyushenkooleg.ru/wp-oleg/archives/8307
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 685 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal