Александр Розов (alex_rozoff) wrote,
Александр Розов
alex_rozoff

Categories:

Новый день Шакала. О чем не решились сказать прямо Андрей Илларионов и Фрэнк Гарднер

Недавно zuulthegatekeep указал мне на очень любопытный материал в журнале aillarionov (Андрей Илларионов, известный экономист и политик)
August 26th, 2020 Правило «Пять сотых процента» [цитирую выборочно]
...Еще не полностью забыты мантры российских сислибов [системных либералов], пытавшихся разъяснять неискушенной публике, будто бы выход на улицу некоего числа мирных протестантов «обязательно обрушит ненавистный режим».
Кто остается властителем после двух с лишним недель протестов в Беларуси?
После шести лет протестов в Венесуэле?
После девяти лет гражданской войны в Сирии?
...Сколько мирных протестантов нужно, чтобы тиран ушел?
5%? 10%? 20%? 50%? 90%? Какой вариант ответа правильный?
В том случае, если диктатор не хочет уходить, готов к применению неограниченного насилия против своих оппонентов и без стеснения его применяет, то малоприятный, но опирающийся на доступные в настоящее время факты, ответ звучит недвусмысленно: ни один из них. Принципиальный вопрос заключается не в численности противоборствующих сторон, а в их готовности и умении применять насилие...
...Группа вооруженных людей численностью в пять сотых процента в состоянии захватить власть и удерживать контроль над 99,95% населения, не оказывающего такой группе силового сопротивления.
https://aillarionov.livejournal.com/1201501.html

Дальше неинтересно - Илларионов (по схеме Института Катона) толкует о легитимности, тогда как (по его же аргументации) в современном мире легитимность исчезла вообще. Возник формат, для которого полвека назад придуман термин: "День Шакала"
[музыкальная пауза - Жанна Агузарова и Браво: "Белый день"]

...Перед тем, как рассмотреть специфику "Дня Шакала" (новую песню о главном) - еще одна публикация:

20 июня 2021 Конец войны против террора? Почему западные страны выводят войска из конфликтных зон по всему миру (Фрэнк Гарднер, корреспондент Би-би-си) [снова цитирую выборочно]
В последнее время сразу несколько западных стран заявили о выводе своих войск из "горячих точек" по всему миру. Запад все еще намерен активно бороться с джихадистами в африканском районе Сахель (в числе прочего к нему относятся такие страны, как Мали, Алжир, Нигерия, Камерун, Судан и Эритрея). Но происходит радикальная переоценка того, как подобные миссии нужно осуществлять. Масштабные и долгосрочные военные кампании стоят очень дорого - это касается не только пролитой крови, но и финансовых расходов и политической репутации ведущих их государств.
На пике военного присутствия западных стран в Афганистане - в 2010 году - их контингент превышал 100 тысяч человек. Но сейчас, спустя 20 лет после начала западного вмешательства, несколько тысяч оставшихся военнослужащих покидают страну, а талибы занимают все большую и большую территорию.
Чем дольше та или иная страна ведет войну с повстанцами за рубежом и чем масштабнее такого рода вмешательство, тем больше дают о себе знать различные осложняющие обстоятельства. Самой очевидной подобной "Ахиллесовой пятой" является число раненых и убитых. Военные потери делают войны крайне непопулярными.С 2013 года в Мали было убито немногим более 50 французских военнослужащих - но и этого оказалось достаточно, чтобы поддержка войны во Франции испарилась. Кроме того, не стоит забывать о высоких финансовых расходах, которые практически всегда превышают ожидания. В 2015 году Саудовская Аравия начала военное вмешательство в гражданскую войну в Йемене, но никак не ожидала, что шесть лет спустя эта кампания все еще будет продолжаться. Ее стоимость для саудовского бюджета уже оценивается в 100 млрд долларов...
...А есть еще вероятность того, что власти страны, ведущей войну против повстанцев, заключат с ними соглашение о разделе власти...
...Тенденции, которые мы наблюдаем во время последних военных конфликтов, заставляют радикально менять стратегические приоритеты. Короткая война между Арменией и Азербайджаном продемонстрировала, как армянские танки эффективно уничтожались дешевыми беспилотниками, которые предоставила Турция, и эти аппараты направлялись к целям без всякого риска для тех, кто ими управлял. Мы также видим возвращение на поле боя наемников, которые долгое время считались в Африке приметой ушедшей эпохи.
https://www.bbc.com/russian/news-57543952

Дальше неинтересно - Гарднер (по традиции британской прессы) пытается убедить читателя не делать очевидный вывод: что Столпы Миропорядка проиграли войну террористам и бегут из фронтовой полосы, причудливо охватывающей всю политическую периферию планеты.

Вот теперь можно рассмотреть "День Шакала" (название произошло от романа Фредерика Форсайта о террористическом кризисе во Франции 1960-х).
Суть таких кризисов всегда одинакова. Государственная правящая элита "теряет берега", и начинает действовать без всякой оглядки на легитимность (т.е. на свои же официально признанные законы) и на интересы жителей (которые официально считаются источником легитимной политической власти при т.н. демократии).
Психологическая реакция жителей на такие вещи - это восприятие государственной власти, как чуждой и вредоносной. Соответственно, симпатии жителей по координатной оси "легальная власть - непримиримые экстремисты" начинают смещаться слева направо.
Если среди политической элиты не найдется достаточного числа людей, способных осознать необходимость самоограничения власти, и убедить коллег по цеху в этой необходимости, то в сознании значительной доли (возможно - большинства) жителей, координатная система "легальная власть - непримиримые экстремисты" обновляет лексику, и предстает вот в таком виде: "оккупанты - партизаны".

Далее, как выражался Жак Деррида, ситуация развивается по схеме:
"Все есть текст — нет ничего вне языка".
Начинает играть роль та значительная часть жителей, на интересы которых элита наплевала (полагая это безопасным - ведь жители безоружные-небоеспособные). Но внезапно спонтанная не боевая поддержка "партизан" - массой жителей, превращает этих партизан в превосходящую силу.
Легальная власть естественно пытается пресечь эту поддержку, и (по законам жанра) начинает полностью соответствовать лейблу "оккупанты".
С этого момента можно фиксировать проигрыш политической элиты в войне за власть.

Если такой спектакль разыгрывается в периферийной стране, то легальный политический режим просто убегает вместе с отступающими силами Столпов Миропорядка.
Это происходит прямо сейчас и, казалось бы, не угрожает стабильности внутри территории самих "Столпов" (т.е. государств ОЭСР, Первого мира).
Фокус, однако, в том, что проигранная война не останавливается на каких-либо формальных границах. Она всегда так или иначе движется за отступающими силами проигравшей стороны - у которой дома, как обычно в таких случаях, разлад и разложение, причем союзники уже прикидывают выгоды от предательства.
Шакалы идут по следу - предполагая, что наступит их день, вряд ли очень длинный, но достаточно сытный, чтобы имело смысл ввязаться в дело на территории потенциально-превосходящего но дезорганизованного противника. Так уже было в "свинцовых" 1970-х, в период расцвета международной террористической активности Народного фронта освобождения Палестины (НФОП) и его разношерстных сателлитов.

Весьма вероятно, что история повторяется - как в широко известном афоризме:
Первый раз в виде трагедии, второй - в виде фарша.
...Такие дела...
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 171 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal