Александр Розов (alex_rozoff) wrote,
Александр Розов
alex_rozoff

Category:

Возраст циничного НЕсогласия. Стратегия безопасности для юниоров.

Тема создана по следам вопроса Zlata_gl 26 сентября 10:09.
«Общий вопрос про "добровольное информированное согласие".
Я уже открывала такую тему на сообществе /Меганезия/.
Взрослый дядя(тётя) нанимает ребенка на какую-то работу, опасность которой ребенок не может оценить (там может быть радиоактивность, накапливающиеся ядовитые вещества).
Взрослый предлагает ребенку какое-то угощение, наркотик.
Взрослый просит ребенка пожертвовать почку для больного (хорошо расписав, как тому больному плохо).
Итд, итп.
Каков тот возраст, в котором согласие человека можно считать "информированным" ?
Кто разбирается в подобных ситуациях?
Отдельный вопрос: а если этот взрослый - мать/отец ребенка?»


Итак, по пунктам "Взрослый дядя(тётя) нанимает ребенка на какую-то работу, опасность которой ребенок не может оценить..."
Ответ в тексте меганезийского цикла:
«еще не исполнилось 13 лет, и их нельзя нанять на работу. Запрещено Хартией.».
(Волонтеры атомной фиесты - https://www.proza.ru/2014/02/17/2302)
Все просто. Если некто нанял работника 13-минус, то: полиция – суд – Антарктида (пасти пингвинов и убирать снег - там много и того, и другого).
Если некто нанял работника 13 или 13+ , то это само по себе считается нормальным в море Нези… Если только нет особых обстоятельств – о которых будет сказано после некоторых рассуждений о проблеме возрастного интервала 13 – 21 год.

Далее - несколько строчек про 13 лет. Для европеоидного северянина - это возраст своеобразный (для негроидных южан - где-то на год раньше, но это уже детали).
«Принципиальное осмысление данного этапа в жизни любого человека – подчеркну, именно любого, поскольку через это неизбежно проходит каждый – состоит в осуществлении выбора: Я для кого-то или Я во имя себя? Я должен всем вокруг – родителям, воспитателям, государству - или Я должен сам себе?”... Всё, что подростку необходимо на этом жизненном этапе – это вера в него, в его силы, в его возможности, таланты.»
http://www.fontanka.ru/2011/09/22/106/
Статья создана не в профессиональном а в ультра-популярном стиле, но ряд пунктов очень четко подмечен.
Применительно к данному вопросу - важно, что проблемы юниора начиная с этого возраста не могут быть решены путем просто внешних (административных) блокировок.
В странах, где публичная власть, или община, или семья, идет по пути таких блокировок – ничего хорошего с молодежным климатом (а затем и с социальным климатом) не получается.
НО! В 13 лет все только началось. Далее следует период 13 – 21 год, когда индивид очень быстро приобретает все черты взрослого, кроме… Жизненного опыта, включая опыт рациональной (циничной) оценки намерений окружающих людей, и такой же рациональной (циничной) оценки своих побуждений, желаний, и фактических сил.
Т.е. человек еще не взрослый в смысле способности к разумным решениям, но ему уже необходимо получать продвинутое образование, осваивать профессию (иногда сложную и небезопасную), и строить отношения с такими же юниорами (в т.ч. противоположного пола, причем нередко – с порождением потомства – упс…).
ЧЕГО УЖ ТАМ! В 18 лет общество готово дать юниору в руки оружие и отправить в компании таких же юниоров (под руководством чуть более взрослых персон) защищать интересы этого самого общества путем стрельбы по аналогичной команде противника.
Смешно, кстати. видеть в некоторых странах законы, по которым человек может (или даже обязан) с 18 лет служить в армии с оружием в руках, но до 21 года не может купить бутылку алкоголя или пачку сигарет
(тут техник по звуку включает громкий ехидный смех и ироничный свист).

Теперь (отметив, что детская - подростковая проблема сливается почти со взрослой) вернемся к вопросу:
«Взрослый нанимает ребенка на какую-то работу, опасность которой ребенок не может оценить (там может быть радиоактивность, накапливающиеся ядовитые вещества)».

Фокус в том, что даже взрослый часто не может это оценить. И тут в плане нези-Хартии решение очень простое. В общем случае ЛЮБАЯ работа должна отвечать стандартам безопасности. И продолжительность рабочего дня (и недели) должна быть безопасной (т.е. никаких послаблений в японском стиле, когда по закону 40-часовая неделя, а по факту 60-плюс - часовая, что тупо разрушает здоровье). Иное дело…:

…«Взрослый предлагает ребенку какое-то угощение, наркотик».
Тут любопытно вот что. Не очень сложно приучить ребенка 6 – 12 лет не принимать от чужих никакой еды и никаких предложений сделать что-то необычное. И качественно сложнее (почти невозможно) приучить к этому же юниора 13 – 21 года. Так возникает (заметим – по биопсихологическим, природным причинам) группа возрастного риска.

С позиции нези-Хартии тут все довольно просто.
Не является криминалом: дать 13-летнему подростку что-то безвредное и не вызывающее привыкание (чашку крепкого кофе, или шоколадку, или какой-нибудь безопасный эмпатоген – не важно).
Является криминалом: под видом угощения дать КОМУ УГОДНО яд или наркотик, вызывающий привыкание (опиат или фенамин, например). Это: полиция – суд – Антарктида.
Есть пограничная ситуация (вещество безвредно для взрослого, но опасно для 13-летнего), но такие вещи уже может решить суд по здравому смыслу – не бином Ньютона, однако.
Крайне запутанный жизнью вопрос: «а если этот взрослый - мать/отец ребенка?» очень просто (хотя не слишком гуманно) решается нези-Хартией.
«Согласно Хартии, любой человек с момента рождения находится под защитой правительства, обеспечивающего базисные права. Если те, у кого находится малолетний, не создают условий для реализации этих прав, то малолетний передается другим лицам, готовым гарантировать его благополучие. Любые третьи лица, препятствующие этому, преследуются в порядке гуманитарной самозащиты общества»
(Депортация - https://www.proza.ru/2008/03/16/62)
Иначе говоря: ребенок не принадлежит родителя, как вещь. Ребенок – не табуретка. Мистер Симпл и миссис Симпл вправе отпилить ножку у своей табуретки, но не у своего малолетнего отпрыска. Точка.

Далее – психологически намного более сложная и многогранная ситуация:
«Взрослый просит ребенка пожертвовать почку для больного (хорошо расписав, как тому больному плохо)».
Опять же, это проблема скорее для группы возрастного риска 13 – 21 год.
В более мягком (но тоже опасном) варианте – предложение вступить в какую-то благотворительную или религиозную организацию, собирать деньги для тонущих сирийских мальчиков и их родителей из Религии Добра (и горлопанить за их допуск в благополучную страну) или воевать КАК БЫ «за правду, мораль и справедливость» в организации с нецензурным названием из четырех букв.

И тут нези-Хартия предлагает достаточно сильное средство, называемое принуждением к свободе. Сейчас будет большая цитата, а после – пояснение по теме вопроса.
«…это вполне логично, - возразил Кватро, - Как вы справедливо заметили, значительная доля людей в странах с государственным управлением предпочитают следовать стандартам целей и ценностей, объявленным «общепринятыми». Если вы лишите общество этих «общепринятых» стандартов, то жители будут вынуждены реализовать свою свободу: выбрать личные стандарты из сотен возможных. Это и называется: «принуждение к свободе».
Репортер покачал головой, выражая свое категорическое несогласие.
- Ничего не выйдет, доктор Чинкл. История учит нас, что после революционного разрушения старых общепринятых стандартов, в обществе утверждаются новые.
- У нас в стране этот урок истории выучен, - ответил Кватро, - И в Великой Хартии заложен соответствующий иммунитет. Любой, кто попробует ввести общепринятые стандарты такого рода для страны, для округа или для локальной общины, будет нейтрализован высшей мерой гуманитарной самозащиты.
- Извините, доктор Чинкл, но я не понял. Как отличить преступника, который хочет внедрить антигуманные стандарты, от общественного деятеля, который предлагает общественно-полезные стандарты, основанные на гуманизме и порядочности?
Кватро Чинкл снова улыбнулся и спокойным четким голосом пояснил.
- Нет никаких отличий. Любой такой стандарт, или, как говорят на условном Западе, моральный императив, гуманитарно-опасен. Человек становится несвободным лишь посредством воздействия деприватора, который объявляет: «Над тобой есть хозяин, автократ, высшая сила, императив! Подчинись ему!». Если человек психологически подчинился… Не важно, чему или кому… то его гуманитарный потенциал потерян, раздавлен реальным или мнимым внешним авторитетом. Почти у каждого человека бывают моменты, когда он готов подчиниться и утратить свободу. Но, если в такой момент рядом с ним не окажется деприватора, то неприятность просто не сможет произойти. Тривиальное решение проблемы: ликвидировать любого деприватора, независимо от того, подчинения чему он требует. Нет возбудителя – нет инфекции.»
(Драйв Астарты 1. Пингвины над Ямайкой - https://www.proza.ru/2011/03/26/1642).

Ключевые слова: моральный императив гуманитарно-опасен.
Почему вообще удается убедить юниора, путем ссылок на милосердие, справедливость, патриотизм, религию - участвовать в какой-то жертвенной (или обременительной, или опасной) деятельности для чьей-то посторонней выгоды?
Потому, что воспитание в семье и школе, а также неявное воспитание через TV и прочие СМИ, вырабатывают у ребенка (и далее у юниора) иррациональную веру в некие очень вредные культурные штампы.

Понятно, что существующие государственные системы вынуждены внушать жителям подобную чепуху, чтобы социально-психологически обеспечить свою власть. Но если говорить о Меганезии (т.е. обществе без государства), то эта чепуха совершенно лишняя. Соответственно – общество (путем Хартии и пулеметного метода) избавляется от такой объективно-вредной массовой пропаганды. Задача безопасности юниоров сразу становится проще и переводится в плоскость банальных аналогий.

Банальность: входя в любую рисковую среду надо надеть соответствующий защитный костюм. Выходя в потенциально-опасную социальную среду (а таковой является любое взрослое общество) надо надевать некоторую психологическую защиту. Но (из-за ряда морально-идеологических штампов воспитания – см. выше) юниор выходит во взрослую жизнь, имея на себе дырявую защиту. Каждая «общечеловеческая» (tm) моральная норма является дырой, сквозь которую юниор может получить травму или интоксикацию.

Как избежать этого? А просто с детства приучить к здоровому цинизму.

«Цинизм - это позиция индивидуума отрицающая общепринятые нравственно-моральные устои. Цинизм, как мировоззрение отрешено от таких понятий как жалость, милосердие, сострадание и подобное. Исключение это те ситуации, где индивидуум лично в этом заинтересован. Современный цинизм принял форму отрицание мотивов, не имеющих материальной основы».
(Интернет-словарь - http://www.slovotop.ru/14/cinizm.html)

Если с первого слова приучать ребенка, и далее юниора, к тому, что:
«Верные слова не изящны. Красивые слова не заслуживают доверия. Добрый не красноречив. Красноречивый не может быть добрым» (Лао Цзы)…
…То это уже станет неплохой защитой.
Если с первого выхода в самостоятельную жизнь объяснить юниору, что посторонние люди ссылаются на какие-либо «высокие идеалы» или прочие красивости лишь чтобы ограбить своего визави, то юниор НЕ ПОВЕДЕТСЯ на такие вещи.
Да, этот метод защиты имеет свои побочные эффекты (в виде некого дефицита обычной гуманности), но ИМХО лучше это, чем плавание с голой задницей среди голодных акул.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 292 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal