Александр Розов (alex_rozoff) wrote,
Александр Розов
alex_rozoff

Categories:

Меморандум Ионаннидиса: современная официальная наука устроена так, что создает в основном вранье.

"...Большинство опубликованных в последнее время результатов исследований являются ложными. Вероятность того, что итог исследования правдив, может зависеть от уровня изучения и предвзятости, количества других исследований по тому же вопросу и, что важно, пропорции действительных или отсутствующих взаимосвязей между отношениями, исследуемыми в каждой научной области... Моделирование показывает, что для большинства конфигураций и условий исследования более вероятно, что итог исследования будет ложным, чем правдивым. Более того, для многих современных областей науки заявленные результаты исследований часто могут быть просто точными показателями преобладающей систематической ошибки". (Д-р Джон Иоаннидис "Почему большинство опубликованных результатов исследований ложны"*)

Д-р Иоанидис стал известен в широких кругах недавно - после того, как его предсказания, опубликованные в марте 2020 о covid-19 сбылись практически в точности: "...Изоляция мира с потенциально огромными социальными и финансовыми последствиями может быть совершенно иррациональной. Это как если бы на слона напала домашняя кошка. А, испуганный и пытающийся избежать кошки, слон случайно прыгает со скалы и умирает"**.
Цитируемый выше меморандум о (если можно так выразиться) преимущественно лженаучном характере современной официальной науки опубликован еще в августе 2005, и практика показывает, что тут д-р Иоаннидис тоже оказался прав.
Меморандум Иоаннидиса раскрыт в его статье*, и объясняет те деструктивные эффекты в официальной науке, которые ранее обсуждались в этом журнале***.

Ниже будут даны несколько свежих примеров, опубликованных в "Naked science"****

(цитируется выборочно)
Филипп Мандей основал целое направление исследований: он первым установил, что закисление океанов — последствие глобального потепления — угрожает обонянию и умению ориентироваться у морских рыб. Само собой, это создает угрозу их вымирания. Долго оставалось загадкой только одно: как существующие виды рыб перенесли серьезное закисление океана при прошлых изменениях климата. Теперь все проясняется: похоже, Мандей обнаружил эффект, которого никогда не было. Интересно, что вместе с ним его наблюдали еще 179 ученых — и теперь все они оказались в центре чудовищного скандала.
Попробуем разобраться в деталях.
В последние десятки лет ученые всего мира бьют тревогу по поводу гибельной угрозы морской жизни от закисления океанов. Физическая основа волнений проста: СО2 в воздухе становится большее, оттуда он попадает в морскую воду, а там образует угольную кислоту. Морская вода соленая, но постепенно ее pH все больше сдвигается вниз, а в перспективе может достигнуть и весьма низкого уровня времен мезозоя.
Сперва утверждали, что это навредит кораллам: их карбонатный скелет в кислой воде должен разрушаться. Правда, оставалось неясным, как они пережили меловой период (да и более ранние — основную часть истории Земли океан был кислее, чем сегодня, поскольку в атмосфере было больше СО2). Потом, оказалось, что в реальности при низком pH кораллы и не думают гибнуть. Напротив: часто они растут быстрее обычного и достигают больших размеров, по всей видимости не особо страдая от отказа от значительной части карбонатного скелета. Правда, в прессе до сих пор пишут про скорую гибель кораллов от закисления. Но на то она и пресса: научные журналы не всегда находят в ней своевременное отражение, и часто научпоп годами рассказывает про то, что в научном мире уже давно «отработанный материал».
Тогда, 12 лет назад, группа исследователей во главе с Филиппом Мандеем заявила о новой страшной угрозе: патологическом изменении поведения рыб. В эксперименте молодь рыб нормально выбирала места для взрослой жизни при pH 8,15 («обычная» морская вода), но не могла сделать этот при pH 7,6 (уровень мезозоя, ожидаемый в XXII веке). Авторы заключали:
«Если закисление океанов продолжится, подавление сенсорных возможностей рыб приведет к снижению устойчивости многих морских видов». В переводе на обычный язык: многие виды вымрут.
Опять-таки возникает вопрос: как эти многие виды пережили прошлые подъемы уровня СО2? Как они выживают в районах впадения рек в океаны, ведь pH не морской воды даже не 7,6, а от 5 до 7? Почему же морские виды вполне существуют в эстуариях рек? Почему многие из них вообще поднимаются вверх по рекам на тысячи километров? Как они это делают — никак не ориентируясь, что ли?
Наконец, холодные воды глубин океана на границах с теплыми имеют намного большую кислотность, чем обычная морская вода. Граница «высокой кислотности» в море постоянно колеблется вверх и вниз, вслед за приливами и сезонными изменениями температур. Как морские рыбы вообще выжили в ходе эволюции, если их дезориентируют куда меньшие колебания pH, чем они встречают в повседневной жизни?
Но на такие вопросы отвечать принято не всегда, поэтому вслед за пионерской работой Мандея и соавторов последовал вал ей подобных. Один Мандей поставил подпись под четвертью тысячи (!!!) научных работ, десятки из которых именно на эту тему.
Эти невероятные открытия вызвали такой интерес, что их даже включили в отчет Международной группы экспертов по изменению климата за 2014 год. Политики, кхм, в теории должны делать выводы, основываясь на этой важнейшей информации.
...Настоящая бомба взорвалась в январе 2020. Мандей – австралиец, там вообще проще изучать все эти кораллы и тропических рыб вне лаборатории. Семеро его весьма молодых коллег во главе с Тимоти Кларком (Timothy Clark) из Университета Дикина (тоже Австралия) имели одну дурную привычку: проверять странные выводы других ученых. А, как мы отметили выше, идея о том, что рыбы при pH 7,6 не знают, куда плыть, действительно странная.
Молодые люди с завидным упорством три года пытались повторять эксперименты Мандея — и так и не нашли никаких изменений в поведении рыб. С этим выводом они и опубликовались в Nature.
Джон Бруно, специалист по экологии океанов в Университете Северной Каролины, отреагировал на работу довольно жестко. Всех семерых он назвал «странноватыми», «весь смысл деятельности которых — вредить другим ученым. Жестокость была [главной] движущей силы их работы».
торонников подобной точки зрения можно, если подумать, понять. Тема Мандея дала возможность сделать резонансную публикацию сразу множеству ученых. В том числе, никак не связанных с ним. На ту же тему после 2009 года, когда австралиец совершил свое, эээ, открытие, опубликовали 85 работ, среди авторов которых было 179 человек из 90 различных научных организацией — и все нашли «изменения в поведении рыб при повышенном СО2». Получается, что если мы критикуем Мандея, то вместе с ним на дно должны пойти и эти 85 работ, и эти 179 ученых.
Быть может, никаких заметных изменений в поведении рыб закисление океана и не вызвало, но разве это повод атаковать сразу 180 человек и их карьеры? Разве это не жестокость? [изящный черный юмор - A.R.]
...
Возьмем какой-нибудь из самых громких заголовков Nature:
«Антропогенное изменение климата ведет к опустыниванию более пяти миллионов квадратных километров засушливых земель».
Мощь, красота, эсхатологический размах! Прочитав заголовок и абстракт статьи так и представляешь себе пять миллионов квадратных километров пустынь, оставленных губительным глобальным потеплением. А ведь это больше всей европейской части России. В абстракте добавили, что все это повлияло на 213 миллионов несчастных — в основном жителей бедных стран.
Однако если вы почитаете сам текст работы (что делает очень мало кто даже среди ученых), то в нем написано совсем-совсем другое. Во-первых, под словом «опустынивание» ради красного словца авторы подразумевали любое снижение площади листьев на том или ином участке засушливых земель. К их чести, они не хайпожоры, а ученые, поэтому в тексте честно так и написали. Добавив: в статистически серьезных количествах это случилось только на 2,7 миллиона квадратных километров (а не более пяти, как в заголовке). Во-вторых, «только 0,75 миллиона квадратных километров, на которые негативно повлияло изменение климата, испытало значительное опустынивание… и только на 0,015 миллионов квадратных километров этих площадей, испытывающих опустынивание, мы выявили, что климат был единственным негативным фактором».
В остальных случаях факторами мог быть перевыпас скота, иная хозяйственная деятельность людей — или что угодно еще.
Наконец, авторы честно признают: «Мы также выявили широко распространенное глобальное озеленение — 18,0 миллионов квадратных километров засушливых земель».
Итак, работа сообщает: да, на 5,43 миллионах квадратных километров глобальное потепление внесло некоторый вклад в снижение количества листьев. Зато на втрое с лишним большей площади антропогенное изменение климата и его компоненты дали серьезное озеленение. Конечно же, авторы не написали, сколько сотен миллионов человек получили плюсы от этого озеленения. Оно и понятно, ведь у них статья про ужасы потепления, а не про его плюсы.
...
Мандей не только перешел границы в области натягивания выводов, но и заражал этим прагматичным, но циничным подходом своих молодых коллег. У него защищалась шведка Оона Ленстедт (Oona Lönnstedt). Вернувшись в родную Швецию, она начала делать работы про губительный микропластик — маленькие кусочки пластиковых пакетов и синтетических тканей, пробирающиеся внутрь каждого из нас. Большинство работ про микропластик не изучают его влияние на людей, а концентрируются, как у Ленстедт, на морских созданиях. Оно и понятно: губительное влияние человека на природу — тема модная, там продвинуться легче, а всерьез исследовать людей тяжело (например, их трудно вскрывать по желанию биолога), долго и со славой сложнее. Там она почти сразу открыла, что мальки балтийского окуня предпочитают вместо еды глотать микропластик, который не дает им питательных веществ и — вы правильно угадали — меняет его поведение. Точно так же, как СО2 меняет поведение рыб у Мандея. Один в один. Прорывная статья легко вышла в Science, ибо где же еще выходить таким революционным исследованиям.
Но возникли мелкие сложности. Какие-то странные люди — как раз те самые «жестокие вредители», что потом атакуют самого Мандея — начали заявлять, что не видели, чтобы Ленстедт вообще проводила такие исследования на реальных окунях. Благо они были на той же исследовательской станции и, по идее, должны были такие исследования заметить... Через долгих восемь месяцев Уппсальский университет наконец заявил, что данные этой работы были сфабрикованы.
Проблема в том, что такие ученые как Мандей, обнаруживающие эффекты, в которых легко усомнится любой вдумчивый школьник, дискредитируют при этом не себя, а науку в целом.
...
Антропогенные выбросы СО2 существенно увеличили закисление морской воды — то есть снизили ее pH ниже типичного в доиндустриальную эпоху. Вдобавок они вызывают потепление. При перегреве многие кораллы подвергаются обесцвечиванию, в процессе «изгоняя» симбиотические фотосинтезирующие организмы, от которых сами в норме получают основную часть питательных веществ.
Все эти процессы вызывали и вызывают опасения биологов: они ждут исчезновения кораллов уже к 2050 году. В то же время ряд ученых ставят такие ожидания под вопрос. Не вполне понятно, почему кораллы, сотни миллионов лет процветавшие в более жарком земном климате, чем будет наблюдаться в итоге глобального потепления, должны вымереть именно сейчас — и почему они не погибли раньше. Из-за всего этого крайне важны полевые наблюдения, способные указать на то, как реально развивается ситуация в зонах обитания кораллов.
Исследователи из США обобщили данные по развитию кораллов островов Феникс — архипелага в экваториальной зоне Тихого океана, в тысячах километров от ближайшего континента. Соответствующая статья опубликована в Geophysical Research Letters.
В 2002-2003-х острова Феникс испытали сильное Эль-Ниньо — в этот период вода там была на два-три градуса теплее обычного, что привело к потере площади покрытия живых кораллов на глубине на 76,4%. Средняя площадь покрытия рифов живыми кораллами в итоге упала с 44,9% до 10,4%. К 2009 году выжившие кораллы показали рост и покрыли 24,4% всей площади рифов. Через полгода наступило Эль-Ниньо 2009-2010 годов, давшее новый серьезный нагрев поверхностных вод. Из-за него ожидалось новое сокращение кораллового покрытия. Однако на практике экспедиция 2012 года показала иное: вместо 24,4% кораллы покрывали 30,4% всей площади рифов.
В 2015-2016-х случилось Супер-Эль-Ниньо— и поверхностные воды в этом районе нагрелись на три градуса выше нормального, оставаясь на достигнутом уровне очень долго. Суммарный термальный стресс вдвое превысил такой же стресс в 2002 году. Тогда исследователи вновь ожидали массовой гибели кораллов, но в 2018-м — через два года после этого события — новая экспедиция обнаружила сокращение площади кораллов всего на 40% (против 76,4% в 2002 году), примерно до 18% от общей поверхности рифов.
Авторы работы попытались найти какие-то сторонние факторы, которые объясняли бы значительное снижение вреда перегрева верхних слоев воды для кораллов островов Феникса. Например, они пытались отследить, не было ли в Супер-Эль-Ниньо необычного количества облаков, которые смягчили бы нагрузку на морские организмы. Однако все поиски такого рода ничего не дали.
В случае новой работы можно говорить о быстрой адаптации менее чем за 18 лет. Если она типична для кораллов в других частях мира, их вымирание к середине XXI века представляется маловероятным — как и к его концу. Ученые тем не менее заканчивают статью фразой: «Обращение вспять глобального потепления остается неотъемлемой частью выживания коралловых рифов». К сожалению, они не поясняют, как в таком случае рифы не погибли в предшествующие периоды быстрых потеплений на планете или когда климат Земли был заметно теплее, чем климат, который научное сообщество ожидает по итогам современного глобального потепления.
(конец цитирования)

...Такие дела...
----------------------------
*) August 30, 2005 "Why Most Published Research Findings Are False" (John P. A. Ioannidis)
https://journals.plos.org/plosmedicine/article?id=10.1371/journal.pmed.0020124
**) March 17, 2020 "A fiasco in the making? As the coronavirus pandemic takes hold, we are making decisions without reliable data" (John P.A. Ioannidis)
https://www.statnews.com/2020/03/17/a-fiasco-in-the-making-as-the-coronavirus-pandemic-takes-hold-we-are-making-decisions-without-reliable-data/
Перевод: 19 марта 2020 "Коронавирус: Фиаско века в процессе творения? Как мы принимаем решения без достоверных данных"
https://habr.com/ru/post/492976/
***) Предыдущие публикации в этом журнале о проблемах современной науки.
Вся официальная мировая наука: две торговые лавки, два оценщика, и 1.5 млн. мусорных текстов в год
https://alex-rozoff.livejournal.com/451764.html
Как сделать науку снова великой? Рассуждение простого дворника о секуляризации науки.
https://alex-rozoff.livejournal.com/253293.html
Физика, кибернетика и дзен
https://alex-rozoff.livejournal.com/2871.html
Вокруг физики кибернетики и дзен (отзыв Шевелева - и мой ответ)
https://alex-rozoff.livejournal.com/3500.html
****) Примеры срабатывания меморандума Иоаннидиса.
8 мая 2021 Семеро «жестоких вредителей» спасли морских рыб от уважаемого автора 250 научных работ
https://naked-science.ru/article/nakedscience/semero
8 сентября 2021 Экваториальные кораллы неожиданно быстро адаптировались к глобальному потеплению
https://naked-science.ru/article/biology/phoenix-islands
Иллюстрация: https://ambivert.club/pseudoscience/
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 222 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →