Александр Розов (alex_rozoff) wrote,
Александр Розов
alex_rozoff

Category:

Табугенез сегодня. Атомарные зомби в цифровом мире.

1. Приказ господина ПЖ: всем пацкам надеть намордники и радоваться (Кин-Дза-Дза).

Является ли хождение пацаков без намордников – табу на планете Плюк?
Нет. Это - новый запрет, исходящий от публичной власти (господини ПЖ), с понятной целью: усилить расовую дискриминацию пацаков и контроль их лояльности к власти.
Является ли хождение вне дома без одежды – табу в т.н. «Цивилизованном мире»?
Да. Это - «традиционный» запрет, исходящий непонятно от кого, и без понятной цели.
Все акты публичной власти, относящиеся к обнаженной натуре, опираются на это табу, подразумевая его в метафорах, таких как «общественная пристойность» и т.п. Одна из особенностей табу в более-менее развитых сообществах – это его неназываемость, Для полупервобытных сообществ не было проблемой рассказать о табу. Само слово «табу» пришло в европейские языки из Полинезии (завезено Дж.Фрейзером в 1890-м). Это не потому, что в Европе отсутствовал аналог, а потому, что оно раскрывало суть дела. На латыни это слово «sacer» (отсюда - общеевропейское: «sacral» или «сакральный»). По сложившихся политологической школах «сакральный» толкуется, как священный, но исходно по-латыни оно равно значило и «священный» и «проклятый». Это не какое-то случайное совпадение, это принципиально. Те же свойства у греческого слова «акос», у арабского «харам», и у того самого полинезийского «табу». Для первобытных племен «сакральное» значило «связанное с потусторонним», а потустороннее было источником чудес, среди которых встречались полезные, но преимущественно были вредоносные.

«Сакральными» считались места религиозно-магического культа однако, прежде всего, «сакральными» были скотомогильники или пища зараженная опасными инфекциями (о микробах тогда не знали, и считали инфекцию - такими контактным проклятием). В те времена объективные наблюдения смешивались с мифологическим мировоззрением, и порождали, кроме полезных знаний, ряд вредных суеверий. Но мы живем в эру науки, следовательно (по логике) Людям не нужны дикарские суеверия. Но обществу…


2. Вы говорите то, что не думаете, и думаете то, что не думаете, вот в клетках и сидите. (Кин-дза-дза)

«Табу — абсолютный запрет, накладываемый на какое-либо действие, слово, предмет. Оно регламентировало важнейшие стороны жизни человека: обеспечивало соблюдение брачных норм, охраняло от опасностей, связанных, в частности, с прикосновением к трупу. Табу послужило основой многих позднейших социальных и религиозных норм. В современном обществе табу накладывается на кровосмешение, каннибализм, осквернение могил или оскорбление чувства патриотизма. Это самый сильный из существующих в человеческом обществе вид социального запрета, нарушение которого карается особенно страшно». (Кравченко А.И. Культурология: Учебное пособие для вузов. - 3-е изд.- М.: Академический проект, 2001).

Вдумаемся в это: оказывается (по мнению авторитетных культурологов) самые главные запреты, нарушение которых наиболее жестко карается СОВРЕМЕННЫМ обществом, основаны не на здравых соображениях, а на табу. Причем, главные запреты ограждают общество не от (например) воровства, мошенничества, или убийства, а от нарушения брачных норм и оскорбления чувства патриотизма.


Зигмунд Фрейд в книге «Тотем и табу» (1913 год) пишет следующее «Табу лишены всякого обоснования. Они неизвестного происхождения. Непонятные для нас, они кажутся чем-то само собой разумеющимся тем, кто находится в их власти» и далее: «Общепринято мнение, что табу древнее богов и восходит ко временам, предшествующим какой бы то ни было религии».

Как учит нас этнография и палеобиология человека, эпохам «предшествующим какой бы то ни было религии» не были свойственны ни какие-либо брачные нормы (включая, и запрет инцеста, особо выделенный культурологами), ни тем более, какой-то патриотизм. Все это возникло позже, в античную эпоху, а приобрело современный вид уже после становления современных национальных государств, т.е. примерно в XIX веке. Как мы знаем, XIX век, это уже однозначно век науки. Создавать какие-то социальные нормы методом табу в такую эпоху - невозможно. Если же кто-то объявляет подобные нормы следствием табу. То он либо амбициозный двоечник (и не понимает значение терминов, которыми пользуется), или опасный мошенник (который прекрасно понимает это, но осознанно проводит терминологическую подмену). В случае учебника для ВУЗа, по-видимому, логично предположить осознанную терминологическую подмену.

Иначе говоря: нет никаких табу на обнаженное тело (и на изображение такового), на нарушение каких-либо «норм» в сексе, и тем более, на что-то там с патриотизмом. В современной, официозной культурологи «табу» - подмененный термин, связанный с настоящим табу, лишь по форме воздействия на людей в обществе. Повторим снова:
«Табу лишены всякого обоснования…Они кажутся чем-то само собой разумеющимся тем, кто находится в их власти» (см. З. Фрейд, «Тотем и табу»).

Современной социальной психологии хорошо известен феномен, который не является табу, и имеет вовсе не древнее «традиционное», а современное происхождение. Этот феномен называется «промыванием мозгов» или «зомбированием». Первый термин является калькой с китайского термина «xi nao», второй заимствован из языка Гаити.

Ни тот ни другой термин не вошли терминологический арсенал официальной науки психологии - как говорят, из-за их заведомо негативной эмоциональной окраски, но в прикладных работах по психологии и социологии, термин «зомбирование» щироко применяется в отношении следующего круга феноменов:
- реклама (особенно – таргетированная, поражающая конкретного человека-мишень)
- иные корпоративные технологии (особенно в MLM - пирамидах сбыта)
- политические технологии (особенно – электоральные и патриотические)
- технологии тоталитарных сект (включая террористические религиозные группы).
Суммируя неофициальные определения, получаем примерно следующее:
Зомбирование – это незаметное для человека подчинение его поведения какой-либо программе, заданной извне, вопреки его объективным интересам, и в интересах иных персон или организаций. Зомбирование включает переписывание целей и ценностей человека, его симпатий и антипатий, что лишает его свободы мышления и выбора. В первую очередь, человек лишается способности критически относиться к персонам-интересантам программы, и утрачивает способность осознавать наличие программы. Зомбирование предполагает инфекционную активность: способность и субъективно ощущаемое желание подчинять других той программе, которая (также субъективно) кажется инфицированному человеку (зомби) его собственной внутренней целью. При накоплении зомби в обществе, даже люди, иммунные к заражению, вынуждены копировать поведение зомби, чтобы не стать жертвами зомби-агрессии. Из-за этого, поколение детей становится зомби, даже если это – дети иммунных особей.


3. Когда у общества нет цветовой дифференциации штанов, то нет цели (Кин-Дза-Дза).

То, что сказано выше о зомбировании – не какая-то экзотическая «теория заговора», а историческая банальность. По такой зомби-схеме проходила экспансия обеих самых распространенных сейчас мировых религий, затем массовых идеологий, вызвавших обе Мировые войны, и обе глобальные Холодные войны. Такие феномены, как «общество потребления» или «общество справедливости» равно порождены зомбированием. Все глобальные «популярные движения» по «борьбе за…» и «борьбе против…» также являются результатом зомбирования.

В прошлые эпохи это было не так заметно, однако сейчас, за счет электронных СМИ, вторгающихся в жизнь людей гораздо глубже, чем СМИ прошлых эпох, и обладают гораздо большей динамикой, мы можем наблюдать эффекты зомбирования на очень коротких интервалах. В зависимости от политической конъюнктуры, заданной некой влиятельной группой истеблишмента того или иного политического блока, «народ» подвергается частому зомбированию и перезомбированию. Термин «перезомбирование» придуман автором статьи по аналогии с физическим термином перемагничивание.

В прошлые эпохи существовал буфер в виде т.н. «общественного мнения», которое, будучи зомбированным и восприняв в виде «тотемов и табу» (ценностей и анти-ценностей) определенный набор концептов, уже не могло быстро изменить эти две доминанты, регулирующие поведения. Теперь при перезомбировании можно не менять «общественное мнение» поскольку оно в цифровую эпоху просто исчезло. Теперь люди узнают «общественное мнение» из массовых TV-каналов и топ-блогов в интернете, а не методом непосредственного общения с другими знакомыми людьми. Поскольку и TV и топ-блоги, могут достаточно легко контролироваться истеблишментом, изменение всех тотемов и табу может быть проведено практически мгновенно.

Критерии пристойности, справедливости и успешности (цветовой дифференциации штанов) могут быть вчера – одни, сегодня – другие, а завтра с нуля часов – третьи. Это социальная реальность, в которй мы живем. Общество перестало быть множеством людей и отношений между ними. Оно все больше стремиться к цифровому состоянию: множество психологически одиноких «атомизированных» людей, и цифровая среда, имитирующая отношения между ними таким образом, чтобы управлять ими в целях и интересах тех персон, которые в основном контролируют цифровую среду.

Кстати, ясно, почему именно брак и патриотизм (см учебник культурологии) оказались центральными в области контроля методом ложных табу (методом зомбирования).
Первое: брак - обеспечивает биологическое воспроизводство и воспитание зомби.
Второе: патриотизм – обеспечивает целеполагание зомби в интересах заказчика.
Все очень просто, если смотреть на социальную ситуацию рационально и непредвзято.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 225 comments