Александр Розов (alex_rozoff) wrote,
Александр Розов
alex_rozoff

Categories:

Факультатив Хроника секса для школьников AoC. 4: массовая любовь - продукт пуританства.

"Я беру тебя в свои законные жены, чтобы, начиная с этого дня, в согласии со Божьим святым установлением, любить тебя и заботиться о тебе в радости и в горе, в богатстве и в бедности, в болезни и здравии, пока смерть не разлучит нас." (текст брачной клятвы).
Эта абракадабра, ставшая популярной в Америке и Европе с подачи голливудской "фабрики грез", является слегка художественно переработанным фрагментом англиканской Книги Общих Молитв 1549 года в "колониальной" пуританской редакции времен Кодекса Пилигримов (1620 года).

Как все догматические тексты англиканства, эта конструкция является гибридной. С одной стороны, она содержит элементы католической теологии, опирающейся на философию Аристотеля, препарированную св. Фомой Аквинатом (ниже будет показано, что формула "в радости и в горе" извращенно заимствована из определения любви, данного Аристотелем). С другой стороны. она содержит доктрины пуританской теологии, разработанные Жаном Кальвином. Вообще, пуританское правление в Хеневе. в Лондоне и в Салеме показывает, что библейский буржуазный фанатизм низводит людей до уровня скота даже эффективнее, чем это делает абсолютная феодальная монархия.

Пуританство принципиально на различает понятия "я желаю" (таково мое эмоциональное стремление) и "я должен" (такова моя религиозная обязанность) - именно поэтому для пуританства характерен запрет всяческих удовольствий. Брачный оксюморон "клянусь любить" имеет именно такое происхождение. С пуританской позиции, человек (если он не одержим демоном зла) не может не желать того, что предписано религией, и не может желать чего-то иного, тем более - желать того, что осуждается религией. Отсюда еще один оксюморон: "греховное желание". Любовь в нынешней общеупотребительной социальной трактовке, соответствует параноидальной пуританской доктрине, а не определению Аристотеля (весьма здравому), которое будет приведен ниже.


Но сначала приведем одну цитату о пуританской экономической морали (происходящей от доктрины Жаном Кальвина о божественном предназначении каждого человека).
"Если Бог указывает вам путь, следуя которому, вы можете без ущерба для своей души и не вредя другим, законным способом заработать больше, чем на каком-либо ином пути, но вы отвергаете это, и избираете менее доходный путь, то вы тем самым препятствуете одной из целей вашего призвания, вы отказываетесь быть управляющим Бога и принимать Его дары для того, чтобы иметь возможность употребить их на благо Ему, когда Он того пожелает. Не для утех плоти и грешных радостей, но для Бога следует вам трудиться и богатеть» (Макс Вебер, "Протестантская этика и дух капитализма", 1905 год).
Полезно вдуматься в это, чтобы понять суть дела.
Мы обычно без особого возмущения относимся к жадинам. Бывают пьяницы, бывают игроманы, бывают трудоголики, и бывают жадины. У каждого человека есть "пунктики". Пьяница не может остановиться в употреблении алкоголя. Жадный индивид не может остановиться в накоплении материальных материальных ценностей, он желает накапливать безгранично.
Но экономический пуританин- это совсем иное. Он вообще-то не чувствует эмоционального стремления накапливать, может ему жаль тратить на это свою жизнь, но он делает это потому, что согласно догмату, таков его долг перед библейским богом. Это уже не "пунктик", это тяжелая патология сознания, т.н. "сверхценная идея" о долге перед "Высшим существом".

Фраза из брачной клятвы: "в согласии со Божьим святым установлением, любить тебя", ярко отображает именно такую патологию.

Теперь - противоположность: весьма разумное ясное и взвешенное определение Аристотеля:
"Кого люди любят и кого ненавидят и почему, об этом мы скажем, определив понятия "дружбы" и "любви". Пусть любить значит желать кому-нибудь того, что считаешь благом, ради него [то есть этого другого человека], а не ради самого себя, и стараться по мере сил доставлять ему эти блага. Друг - тот, кто любит и взаимно любим. Люди, которым кажется, что они так относятся друг к другу, считают себя друзьями. Раз эти положения установлены, другом необходимо будет тот, кто вместе с нами радуется нашим радостям и горюет о наших горестях, не ради чего-нибудь другого, а ради нас самих. Все радуются, когда сбывается то, чего они желают, и горюют, когда дело бывает наоборот, так что горести и радости служат признаком желания. [Друзья] и те, у кого одни и те же блага и несчастья, и те, кто друзья одним и тем же лицам и враги одним и тем же лицам, потому что такие люди необходимо имеют одинаковые желания. Итак, желающий другому того, чего он желает самому себе, кажется другом этого другого человека." (Аристотель, "Риторика", около 355 г. до н.э.).

Здесь мы сразу видим, что любовь (в понимании Аристотеля) вообще-то не связана с сексуальной компонентой жизни - она может пересекаться с сексом, но вовсе не обязательно. Это согласуется с эллинскими мифами и эпосом.
Орфей из любви к Эвридике, преступает порядок, установленный богами, и спускается следом за ней в подземный мир, чтобы вызволить ее из царства Аида и вернуть к жизни.
Деметра из любви к Персефоне, похищенной Аидом, начинает последовательно прекращать всякую жизнь на Земле, чтобы всем богам пришлось заставить царя подземного мира вернуть похищенное.
Ахиллес из любви к Патроклу, совершает запредельный ритуал мести, не только убивая Гектора, на и глумясь над его телом, вопреки священный воинскому кодексу чести.
Из трех примеров лишь в первом секс играет какую-то принципиальную роль в любви.
Аналогичные примеры можно привести из шумерского эпоса. Инанна и Думмузи. Гильгамеш и Энекиду.
В общем - это понимание, свойственное всем мифам и эпосам. Любовь и сексуальное влечение относятся к разным, лишь иногда пересекающимся, областям эмоциональной деятельности. Любовь феноменологически ближе к дружбе, а не к сексу. Так устроена зоопсихология человека. И (что равнозначно) так устроена схема эмоций и мотиваций здорового человека.

Сексуальное партнерство (однократное либо более-менее длительное) совершенно не исключает возможности любви, однако вовсе не подразумевает обязательное наличие любви. Эти чувства обычно не являются комплектом "два в одном", и лишь в сравнительно редких случаях могут быть взаимозависимыми.

Экономическое и биологически-репродуктивное партнерство (каковым является любая, в т.ч. первобытная семья, или более поздний нормативный брак) это феномен, не имеющий отношения к любви, и имеющий лишь весьма ограниченное отношение к сексу. В семье имеет значение только экономическое доверие между партнерами (а не какое-то доверие вообще, и не общность желаний во внеэкономической сфере). Для биологической репродукции достаточно, чтобы партнеры вызывали друг у друга хотя бы некоторую сексуальную симпатию (впрочем, даже это необязательно, поскольку оплодотворение может происходить и вне семьи, это безразлично для домашней экономики).

Но, руководствуясь религиозными догмами, пуританский стандарт потребовала от мужчин и женщин объединения сразу трех компонентов: любви, секса, и домашней экономики. Более того, это объединение должно было быть эксклюзивным (относящимся к одному мужчине и одной женщине, замкнутых внутри экономики общего домохозяйства, без каких-либо иных партнеров в любви и сексе). Вследствие коммерческой успешности пуританской модели социума в период становления и развития капитализма, с XVIII века по начало XX века, этот стандарт распространился практически по всему цивилизованному миру - как сифилис в эпоху Великих Географических открытий. Применение этой нелепости к людям делает их несчастными примерно в 90% случаев. Как правило, в течение первой 1000 дней семейной жизни, супруги проходят путь от сексуального влечения и иллюзии любви (которая будто бы должна присутствовать в силу стандарта) - к сексуальному безразличию (превращающему секс в "супружеский долг") и взаимной неприязни, которая в более чем в половине случаев не позволяет даже совместно вести домохозяйство (отсюда развод с разделом имущества).

Какой из этого вывод? Это каждый решает сам. Но неплохо бы учесть, что искусственное совмещение разнородных функций внутри одной схемы отношений редко бывает удачным. Так что если есть сомнения, то пусть секс будет сексом, любовь - любовью, а домохозяйство - домохозяйством. Согласно статистике - сексуальные отношения без обязательств (т.е. просто ради удовольствия) - более счастливые, а браки по расчету (т.е. просто ради комфортного домохозяйства - более прочные).

Что же касается любви - возможно, это редкость, как выигрыш в лотерею. Заведомо не массовое явление (вопреки тому, что всячески внушается культурой, ложно отождествляющей любовь и полноценный секс). Можно искренне радоваться, если такое случилось, но будучи разумным человеком, не надо рассчитывать на то, что это редкое удачное событие произойдет с вами. В жизни еще множество очень приятных вещей - и нет резона зацикливаться на какой-то одной из них.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 222 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →