Александр Розов (alex_rozoff) wrote,
Александр Розов
alex_rozoff

Category:

Дефективное равенство. Путь лозунга: от инструментализма к фетишизму.

LIBERTE, EGALITE, FRATERNITE - Свобода, Равенство, Братство.
Безобразная судьба постигла этот лозунг Великой Французской Революции.

Исходно, в 1789 году, эти слова обозначали метод (инструмент) при помощи которого трудящееся большинство народа Франции намерены обеспечить себе лучшие условия жизни - ликвидировав угнетение и произвол со стороны каких бы то ни было властей. Сломав кастовое общество и уничтожив его феодально-аристократическую верхушку, лидеры революции созвали Национальное собрание, принявшее «Декларацию прав человека и гражданина». Там формулировались принципы защиты от монополизации публичной власти каким-либо кланом, и от злоупотребления публичной властью.
Свобода определялась, как возможность любого гражданина беспрепятственно делать все, что не запрещено законом, принятым национальным собранием (включая возможность высказывать свое мнение - общественная ценность этого права специально подчеркнута).
Равенство – как одинаковые требования публичной власти к гражданину, одинаковая защита интересов гражданина со стороны публичной власти, и одинаковые для всех граждан правила доступа к публичным должностям – не более того.

Братство осталось за рамками декларации, как нечетко вербализируемое свойство людей объединяться ради таких общих целей, как сопротивление угнетению.
К слову: в Декларации указывались всего четыре базовых права:
1. Свобода.
2. Собственность.
3. Безопасность.
4. Сопротивление угнетению.

Равенство нигде в Декларации не представлено, как выравнивание людей по уровню благополучия и роду занятий. Напротив, статья 2 и статья 6 подчеркивают, что люди различаются по своим способностям и по той пользе, которую приносят обществу.

Через 160 лет во Всеобщей Декларации Прав человека (принятой ООН) все резко изменилось.
Право на сопротивление угнетению исчезло из перечня прав, и вместо этого упомянуто в Преамбуле весьма двусмысленным образом: «необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения».
Братство же оказалось втащено в текст, как обязанность человека «Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства» (Статья 1 ВДПЧ)

Уже сомнительное начало документа, вроде, посвященного защите прав человека.
Но самая безобразная метаморфоза произошла с равенством.
ВДПЧ требует уравнивания всех людей по всем параметрам, включая доступ к труду по выбранной профессии, благосостояние независимо от труда или доходов, и уважение окружающих к их достоинству, к их культуре.
Генассамблея ООН уже тогда, в 1948-м, заложила под цивилизованный мир бомбу в виде уравнительного благосостояния, которое проводится за счет людей, занимающихся общественно-полезной деятельностью в интересах людей, не занимающихся такой деятельностью (из-за отсутствия образования и квалификации, или из-за склонности к паразитизму). Еще одна бомба – обязанность равного уважения к достоинству всех людей, включая самых неприятных, и создающих проблемы для соседей и для всего общества.

Авторы ВДПЧ принципиально игнорировали возникающее таким образом угнетение трудящихся, причем тем большее угнетение, чем более талантливым и выдающимся является конкретный трудящийся. Более того, в ходе применения ВДЧП оказалась радикально урезана свобода высказываний – поскольку свободные высказывания выглядят обидными для неприятных и проблемных субъектов.

Равенство превратилось из инструмента защиты трудящихся и иных конструктивно действующих людей – в фетиш.
При помощи этого фетиша, продуктивно трудящаяся и конструктивно действующая часть порабощается в интересах паразитических субъектов.
Идеалы Великой Французской революции вывернуты наизнанку.

Фетиш равенства стал инструментам произвола в руках властей. Этот инструмент, под прикрытием лозунгов «борьбы за справедливость и человеческое достоинство» применяется для стандартизации подданных. У Станислава Лема нечто подобное было названо емким термином «прокрустика» (по имени мифического разбойника Прокруста, «выравнивавшего» своих пленников при помощи дыбы и топора)...

…Впрочем, здравый смысл подсказывает, что для властей (для нового правящего клана) эта деятельность плохо кончится. Выровненные люди – крайне неэффективны в любой работе, и абсолютно неэффективны в любой творческой деятельности. В какой-то момент они не смогут обеспечить своим властям даже достаточной безопасности. И новый правящий клан, вероятно, получит то, что получил в финале Прокруст: его уравняли, уменьшив его нескромно-высокий рост путем отсечения головы.
Кстати – одним из символов Великой Французской революции была гильотина – что, как бы, намекает.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 233 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →