Александр Розов (alex_rozoff) wrote,
Александр Розов
alex_rozoff

Categories:

Восход и закат НТР в зеркале 100-летних приключений автомобилей Ford.

111 лет назад (в 1908-м) Генри Форд придумал классический конвейерно-собираемый 4-местный автомобиль «Ford-T», и 100 лет назад «поставил Америку на колеса». 1918 год был выбран удачно. Первая Мировая война обогатила Америку, и подтолкнула технологии. «Ford-T», был примитивным по нашим меркам, но это был вполне функциональный массовый автомобиль.

«Ford-T» продавался за 350 долларов. Средний американец работал 44 часа в неделю примерно за 100 долларов в месяц. Чтобы купить автомобиль 100 лет назад американцу надо было работать 3.5 месяца.


Но, «высокий сезон экономики» закончился через 10 лет. Настала Великая Депрессия, первый системный кризис уже почти глобальной экономики. Выхода не было. Точнее (согласно логике истории) был единственный выход: Очень Большая Война. Никто не думал в начале, что последствия этой войны выйдут далеко за привычные рамки.

Вторая Мировая война изменила мир, и включила Научно-Техническую революцию (НТР). Средний американец работал 40 часов в неделю. Росла зарплата и инфляция. Вопрос в том, что быстрее. Продолжаем следить за приключениями автомобиля.
К началу 1950-х НТР еще не отразилась на рынке труда, зато последствия огромных расходов Второй Мировой войны пока продолжали сказываться.
В 1951-м «Ford Consul» продается за 935 долларов
Зарплата среднего американца составляет 233 доллара.
Чтобы купить автомобиль, ему надо работать 4 месяца (больше, чем в 1918-м).

Тем не менее, производительность труда уже радикально повысилась. НТР привела к ситуации, когда производительность труда за каждые 5 лет росла на 20 процентов (!).
Квалификация рабочих и инженеров стала, соответственно, определяющим фактором производства (наряду с новой техникой и технологией) и ценность «человеческого капитала» многократно возросла. С людьми нового поколения следовало считаться в значительно большей мере, чем с каким-либо из предыдущих поколений в истории.

1962 год. Модель «Ford Classic» продается за 920 долларов.
Зарплата среднего американца составляет 358 долларов.
Чтобы купить автомобиль, американцу надо работать 2.6 месяца.
Вот реальная, ощутимая польза НТР, но это было только начало.

1969 год. Следующая модель «Ford Capri» продается за 1130 долларов.
Тем временем, зарплата уже 491 доллар. На покупку автомобиля надо 2.3 месяца.

1972 год. Модель «Ford Cortina», ставшая популярной, продается за 1220 долларов.
Зарплата достигает 594 долларов. На покупку автомобиля надо 2.1 месяца.
Остановимся в этой точке и отметим: средний американец стал почти вдвое богаче, чем его родители. Казалось, впереди стремительный взлет и невероятное изобилие, но…

…Что-то начинает идти не так. 1977-м автомобиль «Ford Fiesta» стоит 2360 долларов.
Зарплата выросла лишь до 815 долларов, и на покупку автомобиля надо 2.9 месяца.

Это не случайность, а результат глобальной (да, уже глобальной) смены курса.
Политические элиты, воспользовавшись коротким «нефтяным кризисом» 1973-го, как поводом, сменили в 1976-м ценовую систему. От фиксированного золотого валютного стандарта, был сделан переход на систему плавающих валютных курсов (т.н. Ямайское соглашение). По существу, это значило, что экономики развитых стран перемещают фокус прибыли из производства вещей - в производство финансовых пузырей.

НТР никуда, КАК БЫ, не делась. Наука продолжала двигаться, даже новые технологии продолжали создаваться. Но крупному бизнесу стало неинтересно инвестировать в промышленную реализацию этих научных достижений.
Старая схема:

Деньги –> Товар –> Деньги + Дельта

Стала выглядеть слишком длинной и громоздкой. Ее вытеснила новая схема:

Деньги –>Деньги + Дельта

Инвестиции устремились в то, что теперь принято называть «цифровой экономикой»: в расширенное производство денег без производства реального товара. Иначе говоря – производительность труда теперь росла в сфере надувания финансовых пузырей. Но товары в виде реальных вещей, так или иначе, нужны людям, и фактическая цена денег определяется именно количеством вещей-товаров относительно денежной массы. Производительность труда в производстве финансовой пены, таким образом, лишь уменьшает цену денег и снижает фактическую зарплату в реальном секторе. Сейчас график развития этого «вспенивания экономики» есть даже в Википедии.



Следующий период экономической истории был, таким образом, предопределен.
Уже через год после введения Ямайской системы стал заметен негативный эффект на рынке производительного труда в сопоставлении с ценами потребительских товаров (рост цены автомобиля в измерителе времени труда - удобный показатель этого эффекта)...

…Но тогда, в конце 1970-х, публика не почувствовала ухудшения. Ведь параллельно с фактическим снижением покупательной способности труда, происходило развитие финансовых пузырей. Применительно к публике – это развитие схем потребительских кредитов. Возможность сегодня заплатить за товар своим будущим трудом имелась в Америке еще в начале XX века, но только к 1980-м, такая схема стала охватывать весь период трудовой активности покупателя, а в случае ипотеки – даже период трудовой активности следующего поколения. Ипотечный кредит на 50 лет стал обычным делом.

Таким образом, благоденствие широкой публики, КАК БЫ еще продолжалось. Но из общих соображений было ясно: благоденствие, построенное условно на сегодняшнем потреблении продуктов будущего труда продлится на более, чем период трудовой активности одного поколения, вовлеченного в эту схему. Коллапс примерно через 40 лет был гарантирован. И в 2008-м (через 42 лет после Ямайского соглашения), глобальная экономика упала в Великую рецессию. Из нее в рамках созданной системы, выхода нет.

Сейчас 4-местный массовый автомобиль «Ford-Focus» стоит 18000 долларов.
Средний американец работает 40 часов в неделю примерно за 3900 долларов в месяц.
Американцу надо работать 4.6 месяцев, чтобы купить автомобиль этого класса.
Он обеднел более, чем вдвое по сравнению с 1970-м годом.
Он беднее даже, чем в восстановительный период после Второй Мировой войны.

Мы возвращаемся в начало нашей истории – когда после «высокого сезона экономики» настала Великая Депрессия, и выхода не было. Точнее (согласно логике истории) был единственный выход…
…Впрочем, история не повторяется в точности.
Как отмечал еще Гегель (основатель нео-германской школы диалектики) «Все великие всемирно-исторические события и личности повторяются дважды: первый раз как трагедия, а второй - как фарс».
Есть мнение, что в этот раз будет не трагедия, а фарс. Но об этом – в следующий раз.

А эту короткое эссе (или эскиз о конце истории финансово-индустриальной экономики) хочется завершить философским четверостишьем Бориса Пастернака:

Однажды Гегель ненароком
И, вероятно, наугад
Назвал историка пророком,
Предсказывающим назад

Такие дела…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 332 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →